Добро пожаловать, если Вам тут нравится!

heli-skiing-1

Итак, Вы попали в мой журнал... Здесь много политики, немного истории, немного искусства, немного путешествий и международных сплетен, а также - самоя малость философии и морали.

Заранее предупреждаю, журнал этот в значительной мере имеет антикоммунистическую, антиимперскую и антиглобалистскую направленность.
Здесь в цене свобода в сочетании с некоторыми базовыми ценностями (преимущественно христианскими, хотя и не только).
Здесь терпим умеренный национализм ряда народов (пока он конструктивен и не агрессивен к другим).
Здесь терпимо в общем-то все, кроме нетерпимости (как скрытой и явной). Именно поэтому здесь
не в цене то, что кое-кто неверно называет "политкорректностью".

А предназначен этот журнал для привлечения внимания к интересным событиям, a также для обмена информацией и мнением.
Кстати, очень важно иметь в виду, что мнения авторов публикуемых здесь материалов не всегда совпадают с мнением хозяина журнала. Ну и мнение самого Хозяина (то есть мое) - не есть истина в последней инстанции. Можно спорить и споря влиять друг на друга. Очевидно, что когда вы читаете мой журнал, мы с ним немного меняем вас, но и вы, читая его и отстаивая свою точку зрения, меняете как журнал, так и его хозяина.

И наконец, увы, должен предупредить о правилах поведения.
Вообще-то тут можно все (особенно, коли очень хочется), кроме того немногого, что запрещено, а запрещено всего лишь следующее:


1. Абсолютно недопустимо малейшее проявление неуважения к личности оппонента. Хамство пресекается моментальным и пожизненным баном. Не будет никаких китайских предупреждений и даже разьяснения того, что же в моем представлении является хамством. Тренируйте внутреннее чувство такта :) Собратьям по мужескому полу настоятельно рекомендую вести себя особо деликатно с дамами.

2. Ненормативная лексика, в принципе, терпима, но только если ее не слишком много, а также если она забавна или к месту. При этом совершенно нетерпимы столь любимые современными россиянцами аллюзии на моче-половые извращения. За это тоже будет бан, правда с одним предупреждением.

3. Огульные обвинения в адрес целых народов, рас или этнических групп не приветствуются. Допускается критика нетерпимых и агрессивных религий. У меня есть, конечно "народы-любимчики", выпады в адрес которых особенно рискованны... Хотел даже огласить список, но потом передумал... Необязательно знать это сразу, а по мере изучения журнала узнаете.


Ну и, наконец, настоятельно рекомендуется, чтобы критика в любом случае носила конструктивный и аргументированный характер. Также не рекомендуется отождествлять личность с ее идеологией... Ну да, впрочем, сказано уже предостаточно.

Если все вышенаписанное Вам подходит, то... добро пожаловать!


Free counters!

Русско-Индейская война 1802-1805 или "Сколько американских индейцев убили русские?"


Когда мне россияне говорят, что американцы убивали индейцев и захватывали их земли, я задаю им встречный вопрос: «А сколько индейцев убили русские?». После этого, как правило диалоги прерываются, потому что мало кто из них слышал, например, о Русско-Индейской войне 1802-1805 гг. Мало кто слышал о карательной операции Ивана Соловьёва, который убил на острове Уналашка более 5 тысяч алеутов (коренных жителей Алеутского архипелага). Мало кто в России слышал об экспедиции Григория Шелихова, который (цитирую источник) «устроил массовую резню местного населения, убив от 500 до 2500 эскимосов». Мало кто слышал об экспедиции Ивана Кускова (1808-1809 гг.), который перед основанием Форт-Росса убил немало индейцев, а потом по-русски заключил с ними перемирие. Мало кто слышал о том, как промышленник Ларион Беляев «зачистил» остров Атту от всех алеутов, которые там жили… Дальше продолжать?

Хотя почему нет? Примеров предостаточно. За 200 лет до продажи Аляски русские убили сотни тысяч коренных жителей тихоокеанского побережья Америки. Сейчас историки пытаются восстановить картину прошлого, но даже приблизительно не могут назвать цифру убитых индейцев 49го штата США. Жертв даже не считали. Да и русских считали только «их благородиев», знатных купцов и промышленников. Простой люд был не в счёт.

Зато почитаешь российские исторические документы, письма, записки, донесения, корабельные журналы и пр. создаётся впечатление, что это индейцы напали на Россию и издевались над людьми под Москвой. О своих «подвигах» говорили не охотно, часто умалчивали и вообще не упоминали. Так, например, капитан корабля «Св. Евдоким» Михаил Васильевич Неводчиков в своём бортовом журнале, по прибытию на остров Агатту, сделал запись о том, что «по досадному недоразумению, ружейным выстрелом был ранен алеут». О том, что после этого «досадного» выстрела завязалась потасовка можно узнать только в контексте записей. Сколько же пострадало людей, в ходе этого инцидента, вообще не сообщается.

Итак почти каждая экспедиция. Если кто причаливал к берегам Америки или Камчатки – обязательно проливалась кровь. А виноваты были конечно же местные жители, которых описывали как: "злее самых хищных зверей", "народ убийственный и злой", "кровожаждущие варвары" и т.д.

Но давайте возьмём один из эпизодов русской экспансии на Аляске. У основателя Северо-Восточной компании Григория Шелихова (1747 – 1795) был в подчинении некий промышленник Александр Андреевич Баранов (1746 – 1819), который настаивал на продвижении Русской компании вглубь материка. Шелихову такая идея была по душе и он назначил Баранова вместо себя. А сам уехал в Иркутск за повышением, мечтая занять пост губернатора, но неожиданно умер от цинги в 48 лет.
Collapse )

Удивительная история графини -"белобандитки", вернувшейся в СССР после Гражданской войны



Занимаясь даже только «по краешку» историей Гражданской войны в России, не раз убеждался  в странных переплетениях судеб участников Белого движения и апологетов Совдепии. Это привело меня к выводу, что та самая Гражданская была не совсем тем, чем кажется нам сейчас, и чем она казалась ее рядовым участникам, резавшим глотки друг другу и даже членам семьи друг друга, а подчас и членам собственных семей...


Вот и тут, разбирая материалы, касавшиеся биографии белого генерала Якова Слащева-Крымского (он – на фотографии в центре), можно докопаться до весьма интересных фактов из жизни его второй жены – Нины Нечволодовой (две ее фотографии, сделанные с интервалом в шестьдесят лет, расположены справа и слева от фотопортрета генерала Слащева).

В ходе участия Слащева (или «генерала Яши», как за глаза называли его подчиненные ему офицеры и солдаты) в Гражданской войне, одетая мужчиной графиня Нина Нечволодова (также известная как «юнкер Нечволодов» или «ординарец Никита»)  постоянно находилась при генерале в качестве ординарца, а также в острые моменты водила его людей в атаку, принимала участие в рукопашных свалках с красными, неоднократно была ранена и награждена двумя солдатскими Георгиевскими крестами. Как и ее муж, Нечволодова отличалась беспощадностью к большевикам (в том числе и к пленным), равно как и ко всем, кто мог быть заподозрен в симпатиях к Совдепии.

Потом была оборона Крыма и эвакуация в Константинополь с остатками армии генерала Врангеля. Между прочим, в романе «Бег» Михаила Булгакова Нечволодова была выведена как Люська Корсакова – любовница генерала Чарноты, прототипами которого являлись одновременно генералы Слащев и Шкуро. Определенные черты Слащева, впрочем, прослеживаются и в образе генерала-вешателя Хлудова. Кстати, женщины из графского рода Нечволодовых не раз вдохновляли русских писателей. Так например, бабушка Нины Нечволодовой – черкешенка Екатерина Нечволодова – была прототипом Бэлы из «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова (впрочем, это уж слишком далеко от темы, да и кто теперь знает, что такое «Герой нашего времени»?)

Но вернемся к Слащеву-Крымскому...
Collapse )

«Их люди» на Западе или чему же мы теперь удивляемся?


Это  было в конце семидесятых годов, когда я учился в университете.  В студенческие годы и некоторое время после был у меня очень близкий друг (потом, правда, мы все-таки разошлись по политическим и еще кое-каким причинам, но это – уже другая тема). Звали его Норман и был он более или менее немецкого происхождения с корнями, тянувшимися в Австрию и в тогдашнюю ГДР.


Его биологическим отцом был какой-то ГДР-овский служащий, работавший в Советском Союзе и бесследно «исчезнувший с радаров» почти сразу после рождения Нормана. А вот по материнской линии... по материнской линии у него была бабушка-австрийка, которую звали Герда Рихардовна. Бабушка Герда была австрийской коммунисткой. В двадцатые годы она приехала в Советскую Россию «строить социализм и коммунизм» и, по-видимому, достаточно быстро стала чекисткой. Вскоре по прибытии в «государство рабочих и крестьян» она вышла замуж за крымского татарина, в результате чего родилась матушка Нормана. Крымский татарин (имени его мне никогда не говорили, поэтому я его и называю по национальности) был тоже упертым коммунистом, что, однако, не спасло его от ареста и гибели в 1937-м. Татарин отличался буйным нравом (что, кстати, частично передалось и Норману), и, согласно их семейной легенде, во время допроса в НКВД он воткнул оскорбившему его следователю в глаз перьевую ручку, после чего был на месте застрелен охраной.

Бабушка Герда тогда также была арестована и отправлена в ГУЛАГ на лесоповал, где, между прочим, ударно трудилась. В конце 1941 года ее из ГУЛАГа изъяли, восстановили в «органах» и направили в красный партизанский отряд где-то в лесах Белоруссии. За службу в партизанах она была награждена советскими орденами и медалями, но по окончании войны снова оказалась за решеткой - все по тому же обвинению – шпионаж в пользу Германии...

В 1954 году Герду Рихардовну вновь освободили, реабилитировали и восстановили на чекистской службе, где она протрудилась, вероятно, вплоть до самой смерти в 1983-м. Во время ее похорон на кладбище было даже приведено отделение солдат, давших над свежей могилой залп в воздух. Несмотря на все перипетии своей непростой жизни, бабушка Герда почему-то не озлобилась против советской власти. Правда ее русский язык оставлял желать лучшего: она до конца жизни говорила с сильным южно-немецким акцентом.

А что я, собственно говоря, все о бабушке Герде? Да потому, что без нее в моей жизни не было бы той встречи и того разговора, которым я хочу здесь с вами поделиться.
Collapse )

Пара ремарок к ролику Анны Ван Денски (Бельгия) о современных средствах массовой (дез)информации

Для начала – вот это ее последний ролик, а мои ремарки следуют ниже.



Уважаемая Анна,

Спасибо за Вашу тяжелую и далеко не всегда благодарную работу. Регулярно с интересом слушаю Ваши передачи. Что касается данного ролика, то позволю себе сделать пару ремарок:

(1) Мне кажется, следовало бы подчеркнуть наиважнейший факт: далеко не все, о чем пишут/рассказывают СМИ, является правдой, и в то же время если СМИ о чем-то не сообщают, это не значит, что этого не было. Вы об этом несколько раз сказали, но хорошо было бы подчеркнуть это особо, чтобы Вашим оппонентам и  просто слушателям это как следует врезалось в память.

(2) Позволю себе слегка поправить вас в одном: СМИ не только сейчас находятся в руках олигархов. Они всегда были в руках различных корпораций с того самого времени, как стали действительно массовыми (то есть, по крайней мере, в течение последних 150 лет). Причиной тому является экономическая сущность СМИ, которые априори не могут быть самоокупаемыми и всегда существовали и сущестрвуют за счет дотаций, которые могут осуществляться как в виде платы за рекламу, так и в виде прямых финансовых вливаний. Ну а плата за экземнпляр «приносимых почтальоном» газет и журналов никогда не покрывала даже стоимость распечатывания тиража. Дай Бог если только почтовые расходы.

Вследствие вышесказанного «полностью свободных» СМИ не было никогда, да и не могло быть. Ибо тот, кто их финансировал или финансирует, тот и определял/определяет, какую информацию они сообщат массе читателей / зрителей/ слушателей и - что еще важнее – КАК они будут ее подавать.

То есть западные СМИ до относительно недавнего времени контролировались различными корпорациями, а в СССР и других коммунистических странах, соответственно, - компартиями.

Специфика же сегодняшнего плачевного состояния СМИ заключается в том, что незаметно и для них, и для публики они оказались «в плохих руках». А случилось это потому, что в плохих руках оказались сверхзначительные денежные средства.
Collapse )

ВСТРЕЧА С ПОТУСТОРОННЕЙ ТВАРЬЮ (мой последний рассказ, написанный несколько часов назад)


«Это было давно, в самом конце 1980-х,» - начал свой рассказ Артур, закурив сигару. Мы все, собравшиеся у него дома дождливым вечером у камина, знали его достаточно давно и в то же время достаточно мало. Поэтому его редкие, но необычные рассказы воспринимали с интересом. Рассказ, приведенный ниже, не стал исключением.

* * *

Как вы все, наверное, знаете, в конце 80-х я переехал в Германию, воспользовавшись наличием немецких предков по материнской линии. Но чего вы точно не знаете – так это того, что начинал я там не с работы в Академии Экономики и даже не с работы в фирме «Бьёрнсен и сыновья», как написано в моей официальной биографии и в моих резюме, а совсем с другого. Нет, в академии я, конечно, работал, как и у Бьёрнсена, но это было потом, а начало было совсем иным: сперва чистил крестьянские поля от камней (причем под присмотром турок), потом мыл мусорные баки в университетской больнице. Мыть те баки не соглашался никто – даже иностранцы, так что меня взяли с удовольствием, несмотря на то, что мой статус в Германии был еще не определен. Помнится, нанявший меня заведующий мусорным хозяйством той больницы сказал: «Если ты можешь делать ЭТО, то ты, парень, можешь многое...» Но все это, слава Богу, длилось недолго.

Наконец, после первых шести месяцев в стране Гёте и Шиллера я все же устроился на относительно приличную работу помощника повара в загородном ресторане, а еще месяц спустя подрядился в том же ресторане убирать по ночам кухню. Не от любви, конечно, к кухонным отбросам и даже не от любви к чистоте, а исключительно из желания улучшить материальное положение – свое собственное и прибывшего со мной семейства. Хотя платили мне за шесть часов, я вскоре научился делать всю ночную работу в три раза быстрее и, приведя кухню в подобие стерильной операционной, еще час расслаблялся в пустом полутемном баре, попивая коктейль или коньяк, слушая тихую музыку на свой вкус и размышляя о том, как жить дальше. Потом садился за руль припаркованного за рестораном старенького Опеля и ехал домой. Если вас беспокоит, что я садился за руль под градусом, так не волнуйтесь! Не знаю, как сейчас, но в тогдашней Германии небольшой процент алкоголя в крови водителя полицией допускался.
.
.Вот и в ту ночь я попивал коктейль и покуривал сигару, развалившись в высоком барном кресле и пуская в потолок дым. Размышлял о прошлой жизни, оставшейся как бы в другом измерении, да и о будущей тоже. Конкретных планов не строил, но предвкушал, что она будет интересной и насыщенной.

.
Должен сказать, что ресторан, в котором я тогда работал, располагался в густом сосновом лесу почти на самом берегу Балтийского моря в старинном двухэтажном фахверковом доме, с незапамятных времен служившем сперва трактиром, потом – клубом морских офицеров, а потом – экзотическим богемным рестораном. Наверху, как я потом узнал, было жилище хозяина – пожилого художника нетрадиционной сексуальной ориентации, в котором он не только спал, но и предавался плотским утехам. Но про то, что хозяин жил в том же доме, я тогда еще не знал, а потому полагал, что нахожусь один в этом пустом старинном трактире в лесной чаще у пустынного берега, значительно удаленного от жилья и автобана. Это, с одной стороны, давало отдых и расслабление после тяжелого трудового дня, но, с другой стороны, иной раз бывало и жутковато – особенно если вдруг услышишь с моря жалобный стон чайки или внезапно скрипнет что-то внутри старой деревянной стены... Человек я по молодости был впечатлительный, часто давал волю фантазии, но боялся не особенно потому что... потому что всегда был вооружен, и во внутреннем кармане моей видавшей виды кожаной куртки, небрежно брошенной на спинку барного стула, уютно лежал небольшой, но надежный пистолет «Беретта 3032».
.
Вот тут я должен сделать несколько пояснений. Дело в том, что, учитывая регион, в котором мне довелось вырасти, я мнил себя «истинным европейцем» и полагал, что хорошо знаю «западный образ жизни». Нет, кое-что я, конечно, знал о нем... Из старых книжек, из рассказов дедушки и бабушки, успевших пожить в свободном мире, а еще больше – из тупых американских и чуть менее тупых западноевропейских детективов... Но в результате сложившееся у меня представление о Западе и сформированное на этом представлении поведение нередко делали меня в лучшем случае смешным, а в худшем – карикатурным. В частности, в конце 80-х я полагал, что любой уважающий себя западный мужчина имеет пистолет и по большей части носит его с собой. Как ни странно, в этом мнении меня укреплял мой престарелый немецкий родственник – дядя Мартин. Воевавший во время Второй мировой в частях особого назначения немецкой армии дядя Мартин глубоко презирал и ненавидел правительственную бюрократию ФРГ, не без основания считая её «оккупационной администрацией», и ни в грош не ставил её законы. В том числе и закон о регистрации огнестрельного оружия. В подвале его дома хранилось около дюжины зарегистрированных и незарегистрированных стволов, один из которых (уже упомянутую выше «Беретту») он подарил мне в первые дни моего пребывания в Германии «для самообороны и вообще на всякий случай».
.
Само собой разумеется, в ту чуть было не ставшую роковой ночь моя «Беретта» была при мне, безмолвно укрепляя в моем сердце совершенно ложное чувство безопасности. Я сидел, удобно развалившись у широкой, освещенной приглушенным светом дубовой барной стойки, наслаждаясь только что замешанным крепким коктейлем и кубинской сигарой, как вдруг едва заметная в дальнем углу погруженного в темноту бара дверь бесшумно отворилась, и из дверного проема возникла тварь...
Collapse )