baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Categories:

Граф Теодор Аугустович Келлер (1857 -1918)... Воин из последней когорты Балто-немецких рыцарей

«Третий Конный Корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрёкся от престола. Прикажи, Царь, придём и защитим Тебя»
Из телеграммы командира 3-го Конного Корпуса генерала Теодора Келлера экс-Импeратору Николаю Романову


200PX-~4

Генерал от Кавалерии Теодор (Федор) Келлер был ЕДИНСТВЕННЫМ русским генералом, не предавшим своего главнокомандующего и главу государства в момент, когда заговорщики вынуждали Императора отречься от престола, что привело к потере десятков миллионов жизней и гаитизации значительной части земной поверхности. Все остальные русские генералы предали того, кому давали присягу. Есть, правда, некоторые данные о том, что поддержку Императору оказал также Хан Нахичеванский, но они документально не подтверждены. Нет, многие (и военные, и гражданские), конечно же, потом спохватились и попытались исправить положение, когда было уже поздно: ящик Пандоры открылся и ситуация вышла из-под контроля...

Хочу подчеркнуть (для тех, кто меня не знает), что я - не большой поклонник Романовых-Готторп-Голштинских, в целом, лично Николая II, в частности, да и границы их громадной державы не кажутся мне справедливыми (предпочел бы, чтобы страны и земли, где жили мои предки, входили бы в состав других государств - более близких и этнически, и культурно), но здесь и сейчас это не имеет значения.

Значение имеет то, что, как писал, сидя в эмиграции, другой боевой генерал, легко быть верным присяге, когда тот, кому ты присягал, находится в сильной позиции и ему рад служить каждый. Верность же проверяется как раз тогда, когда  тот, кому ты давал присягу, находится в трудном положении и нуждается в тебе. Именно в этой связи Теодор Августович говорил:«Мне казалось всегда отвратительным, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения,»- с горечью добавляя при этом, что таковых - «громадное большинство».


«Его внешность: высокая, стройная, хорошо подобранная фигура старого кавалериста, два Георгиевских креста на изящно сшитом кителе, доброе выражение на красивом, энергичном лице с выразительными, проникающими в самую душу глазами...
Граф Келлер был чрезвычайно заботлив о подчинённых; особое внимание он обращал на то, чтобы люди были всегда хорошо накормлены, а также на постановку дела ухода за ранеными, которое, несмотря на трудные условия войны, было поставлено образцово. Встречая раненых, выносимых из боя, каждого расспрашивал, успокаивал и умел обласкать. С маленькими людьми был ровен в обращении и в высшей степени вежлив и деликатен; со старшими начальниками несколько суховат.
Неутомимый кавалерист, делавший по сто вёрст в сутки, слезая с седла лишь для того, чтобы переменить измученного коня, он был примером для всех. В трудные моменты лично водил полки в атаку и был дважды ранен. Когда он появлялся перед полками в своей волчьей папахе, щеголяя молодцеватой посадкой, чувствовалось, как трепетали сердца обожавших его людей, готовых по первому его слову, по одному мановению руки броситься куда угодно и совершить чудеса храбрости и самопожертвования»
Из воспоминаний Генерал-майора А.И. Шкуро

И в самом деле, согласно документам и воспоминаниям очевидцев, Третий Конный Корпус, действовавший на Румынском фронте, был одной из немногих не разложившихся единиц Российской Императорской Армии. Абсолютное большинство солдат, казаков и офицеров корпуса (исключая нескольких нестроевых крыс) не приняло крушения монархии и пошло бы за своим командиром куда угодно. Но... телеграмма не дошла до Николая, да если и дошла бы, то скорее всего экс-Император не принял бы эту помощь, так как не хотел в своей стране гражданской войны, оказавшейся, увы, неизбежной.

В ходе всеобщей анархии и распада Граф Келлер был смещен с должности командира Третьего Корпуса и удалился на Украину, где проживала его семья. Оставаться без дела боевой генерал не собирался. В ходе разгоравшегося противостияния его звали возглавить различные белые формирования и армии, и Теодор Аугустович собирался принять некоторые предложения, но судьба распорядилась иначе: пламя гражданской войны докатилось до Украины, и Келлер принял решение поддержать правительство Гетмана Скоропадского. В силу различных причин Гетманство оказалось обречено. Германское командование, чьи войска начали покидать Украину, уважавшее генерала и считавшее его в значительной мере «своим», предложило Теодору Аугустовичу бежать вместе с семьей в Германию, но генерал отказался. Основной причиной отказа было требование в целях конспирации во время побега надеть немецкую форму. (Многим-ли из нас-сегодняшних легко это понять?)

После того, как немцы оставили Киев, Граф Келлер предпринял попытку организовать оборону Украинской столицы с горсткой офицеров и юнкеров от наступавших на город отрядов Украинских социалистов, также известных под советским названием «петлюровцы». Да, именно «с горсткой офицеров», потому как  не тысяча и не две тысячи бывших офицеров предпочли в сложившейся ситуации «отсиживаться по углам», вместо того чтобы сражаться с оружием в руках и надеждой на победу. (За ними, конечно, тоже пришли, но... другие, и эти отсидевшиеся господа были забиты как скот на бойне.)

Теодор Келлер лично сражался на улицах Киева вместе с его защитниками, но когда стало ясно, что надежд на победу нет никаких, приказал юнкерам и офицерам прекратить сопротивление и рассеяться, чтобы впоследствии выбраться из города и спасти себя для дальнейшей борьбы. Для тех, кто знаком с романом  Михаила Булгакова
«Белая гвардия», могу добавить, что именно Келлер был прототипом булгаковского персонажа - полковника Феликса Най-Турса.

После падение Киева Келлер был арестован и под покровом зимней ночи бессудно убит по дороге в тюрьму вместе с его адьютантами – полковниками Пантелеевым и Ивановым. Палачи побоялись смотреть в глаза своим жертвам даже ночью и потому стреляли им в спину, после чего бежали, оставив тела мученников в окровавленном снегу. Прах генерала был погребен в Покровском монастыре в Киеве.


Ну что же еще можно сказать теперь? Наверное,  можно только лишь пожелать духу славного Балтийского рыцаря и честного солдата России широкого пути и славных битв... А битв еще будет...

Keller
Tags: balticum, theodor keller
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments