baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Category:

Памяти барона Маннергейма - 1

image016

Baron Carl Gustaf Emil Mannerheim... Маннергейм, Густав Карлович... Шведский дворянин немецкого происхождения... Национальный герой Российской империи и Финляндии... Один из немногих политических и военных деятелей, рискнувших бросить прямой вызов Советскому Союзу и выйти хотя бы частичным победителем из трех военных конфликтов с многомиллионной кремлевской империей...

Биография этого человека хорошо известна, практически не имеет «белых пятен» и не отмечена ореолом тайн. Однако при этом личность Маннергейма и окружаюшие ее события вызывает ряд вопросов:

1, Как случилось, что русский офицер – один из многих тысяч подобных – возглавил оборону не самого маленького и достаточно антирусски и антиимперски настроенного государства?

2. Как случилось, что именно этому военачальнику удалось трижды спасти Финляндию от нашествия многократно превосходящего по силе противника (Советской России и СССР)?

3. Почему Финляндия смогла в той или иной мере отстоять свою независимость в условиях, когда многие отделившиеся от России страны этого не смогли? Заслуга ли в этом личности Маннергейма или ему «повезло с народом», который он поднял на борьбу?

4. Современники относились к барону Маннергейму по-разному. Одни вострогались его импозантной внешностью, безукоризненными манерами и профессиональными качествами. Другие называли его «мясником», обвиняя в излишней жестокости. Кто же из них прав? Или правы и те, и другие?

5. Почему СССР не предал Маннергейма анафеме, не потребовал его выдачи как «предателя» и даже не настоял на предании его хотя бы финскому суду?

Ну и, наконец, возникает еще два вопроса – на этот раз напрямую с личностью Густава Карловича не связанные:

6. Нужны ли сегодня Маннергеймы народам, оказавшимся в соседстве с Россией?

7. И, наконец, - возможно ли сегодня появление новых Маннергеймов?

Попробуем ответить на эти вопросы по пунктам:




1.

В вооруженных силах Российской империи было много хорошо подготовленных и высокопрофессиональных военных, оказавшихся на перепутье после октябрьского переворота 1917 года. Многие из них пошли на службу большевикам, многие были убиты вышедшими из повиновения солдатами или просто чернью[1], многие примкнули к восставшим противникам большевистской власти, создав так называемое «белое движение» в российской гражданской войне. При этом только незначительное число офицеров старой императорской армии оказалось готово перейти на службы в вооруженные силы «государственных новообразований», отложившихся от России с падением монархии. По не всегда понятным причинам, присягнувшим в свое время императору ветеранам это казалось «позором» и «бесчестьем».

Будущий маршал Финляндии, однако, не нашел предосудительной службу бывшему Великому Герцогству Финляндскому. В значительной мере это было связано с тем, что, прекрасно понимая деструктивность большевистского режима, он не видел перспектив в русском «белом движении», хотя и искренне сочувствовал ему[2]. В Финляндии же, где красные также, как и в России, рвались к власти, вопрос «кто кого» еще не был предрешен. Впрочем, в Финляндии Маннергейму не пришлось тратить силы и время на метания в поисках тех, к кому примкнуть в борьбе против красной чумы. 16 января 1918 года, в преддверии большевистского переворота «Старый Пекка»[3] - Пеэр Свинхувуд (Pehr Evind Svinhufvud), исполнявший в те дни обязанности финляндского премьера, лично назначил беглого русского генерала главнокомандующим финской армией, которую тому еще предстояло создать из разрозненных отрядов самообороны.

В ходе длившейся три с половиной  месяца гражданской войны в Финляндии Маннергейм проявил не только выдаюшийся талант полководца, но поразительную работоспособность и дипломатической дар. Сформировав практически с нуля антибольшевистские вооруженные силы и завоевав непререкаемый авторитет в среди своих последователей, в рядах которых были представлены все социальные слои от крестьян и рабочих до интеллигенции и дворянства, военный лидер «белой» Финляндии к середине мая 1918 г. очистил все бывшее Великое Герцогство от коммунистов и установил по всей стране законность и порядок.

По окончании финской гражданской войны Маннергейм попытался исполнить свой долг и перед Россией. Он считал необходимым поддержать усилия Северо-Западной белой армии генерала Николая Юденича, а также занять Петроград. Однако несговорчивость «вождей белой России» в вопросе независимости Финляндии[4], двусмысленная политика Великобритании и Франции, да и некоторая политическая недальновидность большинства финских политиков сделали это невозможным[5]. Попытки генерала освободить от большевиков хотя бы этнически близкие финнам земли Восточной Карелии и Северной Ингрии были также блокированы теми, кого привел к власти победитель финского большевизма[6].

Но хотя бы в деле освобождения собственно Финляндии финские политические элиты сумели преодолеть традиционное  недоверие к бывшему царскому генералу и дать ему достаточные полномочия для спасения страны.


image008


2.

Именно победа в гражданской войне вытолкнула Густава Маннергейма на самый верх политической пирамиды получившего полную самостоятельность[7] финского государства. С декабря 1918 по июль 1919 г. он был регентом (т.е. де-факто главой государства) недолго просуществовавшего Королевства Финляндия, а после провозглашения республики баллотировался в президенты, хотя и неудачно. В 20-е годы национальный герой Финляндии на короткое время отошел от руководства страной и армией, но не был полностью предан забвению, занимаясь дипломатической, общественной и предпринимательской деятельностью, а в 1931 году вернулся к организации защиты страны, получив назначение на пост президента Государственного Комитета Обороны, за которым последовало и присвоение ему фельдмаршальского звания. Именно эта должность дала возможность Маннергейму укрепить вооруженные силы Финляндии и построить некоторые оборонительные сооружения на пограничном с СССР Карельском перешейке, впоследствии известных как «Линия Маннергейма»[8]. В течение тридцатых годов фельдмаршал вел  непрерывную борьбу с «пацифистами» в правительстве Финляндии, лоббировавшими разоружение страны в связи с тем, что ей, якобы, никто не угрожал[9]. Борьба эта шла с переменным успехом влоть до нападения СССР на Финляндию в декабре 1939 г. и начала Зимней Войны.

Мало для кого сегодня является секретом то, что в соответствии с Пактом Молотова-Риббентропа (23.08.1939) Советский Союз получил карт-бланш на Захват Эстонии, Латвии, более половины Польши, части Румынии (Бессарабии) и всей Финляндии[10]. Именно во исполнение условий этого соглашения между СССР и Третьим Рейхом было совершено нападение на мирную и нейтральную Финляндию. С первого дня Зимней Советско-Финской войны 1939-1940 Густав  Маннергейм находился на должности главнокомандующего. Под его руководством финскому народу и его армии не удалось сохранить территориальную целостность Финляндии[11], но удалось сохранить государственную самостоятельность. Руководству СССР, в свою очередь, пришлось смириться с тяжелейшими потерями и падением имиджа на международной арене, а также отложить советизацию Финляндии на неопределенный срок[12].

image004image018




После прекращения (вернее, как оказалось, - приостановки) военных действий Маннергейм не был отстранен от командования, как часто случалось в других странах, отделившихся от России после 1918 года. Это позволило ему продолжить укрепление армии и пограничных рубежей, а также сохранить военное положение - критически важное в тот момент для выживания Финляндии.

Не следует забывать некоторые заветы основателя Советского Союза Владимира Ульянова-Ленина, который откровенно заявлял о праве его партии и правительства на нарушение данного слова и подписанных договоров. Ленин рассматривал любой договор лишь как «предоплату по долговому векселю», которая никак не означала отказа от «взыскания полной суммы этого векселя»[13]. Наследник Ленина – Иосиф Сталин – никоим образом не отличался от своего предшественника в плане морали и честности. В отличие от оторванных от рельной жизни и политики «небожителей-пацифистов», коих немало было в правительстве Финляндии, Густав Карлович хорошо знал своего противника и потому готовился к неизбежному повторению агрессии с востока.

И агрессия не замедлила повториться. 25 июня 1941 года, менее года после подписания Московского договора (12.03.1940) и спустя всего три дня после начала Советско-Германской войны, Красная армия вновь напала на Финляндию и 74–хлетний фельдмаршал в третий раз повел вооруженный народ против Советов.

Надо заметить, что новая советско-финская война (известная в Финляндии как «Война-продолжение») велась в более равных условиях, чем Зимняя война 1939-40, так как помимо Финляндии против СССР воевала также Германия и ряд ее союзников. В результате финские войска под командованием Маннергейма не только вернули территории, потерянные по Московскому договору, но также смогли занять и до лета 1944 года удержать значительную часть Восточной Карелии и Северной Ингрии. При этом, несмотря на значительную зависимость Финляндии от Германской помощи, Маннергейм всегда с достоинством держал себя  на встречах с руководством 3-го Рейха, включая самого Адольфа Гитлера, а также проводил  независимую политику, не допуская подпадания под влияние этой одно время доминировавшей в Европе державы[14]. Точно так же, руководствуясь принципом «Финляндия – прежде всего», финский главком (а с августа 1944 по март 1946 г. Густав Карлович также был и президентом Финляндии) Маннергейм сумел вывести свою страну из Второй Мировой войны с минимальными территориальными потерями и сохранением вплоть до 1991 года хотя бы номинальной независимости[15]


image002image012

Окончание здесь.








[1] Барон Маннергейм сам чудом спасся от подобной расправы в день отьезда из Петрограда в Финляндию.
[2] Stig Järeskiöld , Mannerheim: Marshal of Finland (Minneapolis, 1986), S. 19
[3] В финском народе премьера Свинхувуда любовно-фамильярно называли Ukko Pekka (старый Пекка)
[4] А также Эстонии и других «новообразований”.
[5] В. Цветков, Белое дело в России. 1919 г. (Москва), 2009.
   The Memoirs of Marshal Mannerheim, transl. by Count Eric Lewenhaupt. (New York,1954).
[6] В результате недостаточной поддержки со стороны Финляндии зачатки народной государственности в Восточной Карелии и Северной Ингрии к началу 20-х гг. были потоплены в крови Красной армией, а эти земли подверглись жестокой этнической «чистке». Финское правительство отказалось даже от освобожденной части их территорий, несмотря на желание жителей присоединиться к Финляндии..
[7] В рамках Российской Империи Великое Княжество (Герцогство) Финляндское было полусамостоятельным государством, обьединенным с Россией унией.
[8] После Зимней Войны1939-1940гг. советские и пост-советские историки и военные мемуаристы склонялись к преувеличению оборонительного значения «Линии  Маннергейма». Однако делалось это исключительно с целью оправдать частичный провал операций Красной армии на Выборгском направлении и тяжелейшие потери в живой силе и технике. В действительности же эти оборонительные сооружения были отнюдь не неприступны, хотя в сочетании с массовым героизмом финнов они безусловно затормозили советское наступление.
[9] The Memoirs of Marshal Mannerheim.
[10] В секретном протоколе Пакта Молотова-Риббентропа Финляндия обозначена как четвертое при-балтийское государство. По окончании Зимней войны советско-германское разграничение в Европе было несколько скорректировано: за неуспех в деле захвата всей Финляндии СССР был «премирован» территорией Литвы и Северной Буковины.
[11] По Московскому договору от 12 марта 1940 года Финляндии пришлось отказаться от 12% своей территории, в т.ч. и от лучших сельскохозяйственных земель в Западной Карелии и от второго по значению города (Выборг / Viipuri), и российско-финская граница почти на всем протяжении, кроме северного участка, приняла современные очертания.
[12] Советизация Финляндии была именно отложена, а никак не снята с повестки дня.
[13] В.И.Ленин, Полное Собрание Сочинений, т. 06, стр. 318
[14] Вопреки давлению германского фюрера Маннергейм дал финским войскам приказ воздержаться от захвата Ленинграда и даже от обстрела его «города юности» ,  а также добился для Финляндии статуса не союзной, а «со-воюющей» (им же изобретенный термин) страны.
Tags: Маннергейм, Финляндия, финляндия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments