December 9th, 2011

Целью новой русской революции должна быть реставрация монархии.






Нет, я не за монархию – с коронами, с орлами,

Но для социализма нужен базис:
Сначала - демократия, потом – парламент...
Культура нужна! А мы – Азия-с!
                                      Владимир Маяковский
 

Ответ на вопрос о том, дозрела ли Россия до революции, казалось бы очевиден - дозрела!
Российскому обществу надоел бандитско-чекистский режим, разоряющий страну, обирающий ее жителей до нитки и отказывающий им даже в имитации уважения.
Но револяция только тогда имеет шанс на успех, когда у нее есть лидеры, а у лидеров есть какая-никакая, но программа действий.
 
Так например, и лидеры, и программа были у грузинской «Революции Роз», и, когда народ, оскорбленный фальсификацией выборов, вышел на улицы и площади, к услугам народа была партия («Обьединенное Национальное Движение») с достаточно четкой программой действий, и харизматичные лидеры, за которыми было не стыдно пойти на борьбу с прогнившим режимом.
 
Если же у народа нет достойных лидеров и идеи (программы) переустройства государства, то... революция, даже победив, дегенерирует в бунт «бессмысленный и беспощадный».
У недовольного российского народа таких лидеров однозначно нет. Не тянут на лидеров ни Навальный с его матерными истериками, ни Немцов, ни Явлинский, ни даже Каспаров. Да и партии подходящей не просматривается.
 
Отчего же так случилось в России? Об этом можно было бы написать книгу, но попробуем совсем коротко. Новая партия с конструктивной программой может сформироваться только в обществе, в котором имеется духовно-интеллектуальная  элита. Но исторически сложилось так, что у российского народа элиты не оказалось. Элита не формируется за одно поколение. Даже трех не всегда достаточно. А на территории нынешней Российской Федерации, начиная с монгольского ига и экспериментов Иоанна Грозного, и заканчивая геноцидом, проводимым администрациями Ленина и Сталина, было вырезано и выкорчевано все, из чего элита могла бы вырасти. То есть российский народ – это нация без элиты. На планете есть и другие безэлитные нации, но судьбы этих наций, как правило, весьма плачевны. Есть несколько исключений: например, Болгария после освобождения от турецкого ига или Корея (южная) после Второй Мировой. Но эти примеры несравнимы с современной Российской Федерацией потому, что  ни в Болгарии,  ни в Корее нижние слои общества не были доведены до такого состояния босячества и быдла, до которого довели значительную часть русского народа.
 
Так что же делать? Как вырваться из заколдованного круга, в котором на волне народного гнева на кремлевский трон придет очередной временщик, который продолжит грабить и унижать свой народ? Выход, похоже, только один – реставрация монархии. Тем более, что престолонаследник имеется.
Монархия положит конец 95-летнему беззаконию, в течение которого (после 1917 г.) Россией правили абсолютно нелигитимные режимы, и даст возможность этой многострадальной стране вернуться на путь нормального развития. Монарх (естественно, ограниченный в своей власти парламентом) имеет шанс внести законность, честь и совесть, а если он также приведет с собой достойную команду, то имеет шанс также вывести Россию из экономического и политического тупика. Но здесь русскому народу не стоит рассчитывать на помощь Запада. Сейчас и там (надеюсь, временно) доминируют левые, у которых само понятие монархии вызывает смесь истерики и приступа бешенства, так что тут инициатива должна исходить только от российского общества.
 
И под конец – для тех, кто скажет, что монархия – это, якобы, «несовременно», позволю себе напомнить, что наиболее привлекательные для жизни страны Европы и Азии до сих пор являются монархиями. Великобритания, Швеция, Норвегия, Дания, Нидерланды, Бельгия, Люксембург, Лихтенштейн, Япония, Бруней, Таиланд...-  кто не хотел бы жить в этих странах? Ну а республики, как правило, являются гнездами разного рода проблем,  начиная с коррупции  и заканчивая людоедскими диктатурами. Некоторые исключения только подтверждают правило, т.к. находятся, в основном, в небольших странах с давними демократическими традициями.