June 13th, 2013

Привет от Эренбурга! Грузинские оккупанты в Туапсе (1918) в современной "хуйдожественной" лит-ре РФ

image010


Современные россиянцы не знают, кто такой Илья Эренбург.  Не знают и про его страстные призывы "убей немца!" в годы Второй Мировой (когда его попросили поменять это на "убей фашизта!" - Эренбург страшно обиделся). Ну да Википедия поможет! А я скажу кратко: в его "произведениях иссусства" и "бублицистике" (да и не только его; вспомним "Молодую Гвардию" Фадеева) немцы обладают дегенеративной внешностью, бабьими голосами и мочат... мочат... мочат... Ну это - в 1941-44 годах...

А вот сегодня случайно  наткнулся на "неоконченный роман" россиянских писателей Александра Бондаря и Виктории Рожковой, который называется "Три дня в Туапсе".
Похоже "великая Россияния" до с их пор боится, что коварственные грузинцы отберут у нее черноморское побережье до Туапсе (как отобрали на короткое время в 1918 - правда по просьбам местных жителей - русских и не только). Но описания "грузинцев"! Это - песня!  Кое-какие перлы я выложил здесь, а остальное читайте сами вот там.

Рисунок - мой, кстати. Только что накарябал шариковой ручкой на кофейном столике. После 1980 года не рисовал карикатур, а вот проняло же  на старостЯх! Вот что значит сила литературы! :)  А вы пока.... "фтыкайте" в то, что скармливают читающему  меньшинству россиянцев, пока грузины мазохистически унижаются перед оккупантами:

* * *


Варвара Николаевна поднялась с пола, отряхнула на себе платье и подошла к окну. Какие-то вооружённые люди уверенным и тяжёлым шагом шли по раздавленному тротуару. Она раскрыла дверь настежь, спустилась по лестнице и вышла на улицу. Внимательно разглядывала солдат, но одеты те были как-то немного странно. Не красные - нет, но и не белые. Может, союзники?..
Мимо неё проезжал офицер. Чуть наклонившись, он заинтересованно оглядел молодую особу.
- Покорно прошу прощения, - Варвара Николаевна шагнула к нему. - Вы кто?.. Большевики? Добровольцы?
Офицер, приосанившись самодовольно, отдал ей честь. После остановился.
- Разрешите представиться. Реваз Гомиашвили. Командир взвода. Ваш город освобождён от большевиков и находится под контролем правительства свободной и демократической Грузии.
....................................
- Эти грузины хуже большевиков! Я была на набережной, на улице Морской. Они расстреливали и сбрасывали трупы в море. Расстреливали и сбрасывали... Они очень торопились. Люди боятся ходить там. Оттуда непрерывно стреляют...
Сергей подошёл к ней, обнял за плечи, потом стиснул её.
- ...Они хватают каких-то людей - как они говорят "подозрительных", быстро и коротко допрашивают, после чего сразу тащат расстреливать. И они кричат, что они тут хозяева, и что это их земля. Где наши? Где Деникин? Когда этот ужас кончится?
- Не ходи больше на Морскую! - Сергей произнёс это твёрдо и ясно. - Не ходи! Нечего тебе там смотреть!
- А я хочу! - Варвара Николаевна вырвалась из его рук. - Хочу смотреть! (от же ж садистка, а! :)
Сергей отошёл в угол, он покачал головой. (Интересно, кто тут - укурок? Сергей или авторы? :)
..................................................................................................................
Варвара открыла дверь.
- Почему сразу не открывали?! - закричал маленький офицер, внешне похожий на усатую дрессированную обезьяну. (ага... внешне... а унутрэнне - на кого?:)
.. Мы власть! Нам надо открывать быстро! Бегом! - Он истерично дрожал. Лоб у него был мокрый. - Что прятали!? Отвечай! Иначе расстрел!
Варвара Николаевна спокойно покачала головой.
- У нас нечего прятать. Всё, что можно было забрать, давно реквизировали ...
...................................................................................................................
Варвара Николаевна шла по набережной - на Морскую. Она слышала выстрелы и опять шла туда. Она для чего-то решила, что лично, сама должна видеть всё то, что творят эти новые хозяева города - Варвара Николаевна понимала, конечно, что именно хозяевами они себя как раз и не чувствуют.
(А теперича - "экскурс в историю"! :)
Грузинские коммунисты-меньшевики,
после разгона Учредительного Собрания окопавшиеся в Тифлисе, произвели там свой маленький переворот - свой крошечный и карикатурный меньшевистский "октябрь". Аресты, реквизиции, расстрелы - всем этим занималась их контрразведка - ЧК по-грузински - население бывшей Тифлисской губернии, где грузины были национальным меньшинством, должно было в полной мере прочувствовать и понять новую власть.
Потом, подписав договор с немцами - мировая война ведь ещё продолжалась - грузинская армия атаковала соседей - мирных абхазов и осетин. Южная Осетия, а следом за ней и Абхазия пали под ударами грузинских коммунистических штыков. Разрозненные отряды абхазских добровольцев не смогли оказать достойного сопротивления хорошо вооружённой и агрессивно настроенной армии меньшевистской "свободной" Грузии. Отряды грузинских меньшевиков, во главе которых стоял генерал Мазниашвили - жестокий каратель - человек хитрый и нечистый на руку - безжалостный к врагам, но и друзей готовый предать при первом удобном случае - вторглись в Сочинский округ. Отряды Мазниашвили, плотно укомплектованные налётчиками и ворами в армейской форме, грабили всё, что только ни попадалось под руку. Весь путь меньшевиков - дорога от Сочи до Туапсе - оказался обильно усеян телами расстрелянных и полит человеческой кровью.
И Сочи и Гагры подчистую были разграблены грузинской армией. Грузинские военные разбирали даже рельсы Туапсинской железной дороги - разбирали и отправляли в Грузию.Грузинское командование планов своих не скрывало: они собирались идти дальше и захватить всё российское побережье Чёрного Моря: ближайшей целью стоял Геленджик, потом Новороссийск - и дальше до Анапы.
..................................................................................................................
На набережной послышались голоса. Там появился невысокий человек с дегенеративным лицом в генеральском мундире. Он что-то кричал по-грузински тихим и истеричным, противным, почти бабьим голосом. Потом, подойдя к одному из солдат и скинув с руки перчатку, размашисто бил солдата по лицу. Тот вытянулся в струнку, мелко дрожа от бессильного ужаса. (От же ж интересно как! Кричал, но тихим голосом! "ой кричить оно кричить - а голос слабенькай":)
- Что происходит? - быстро спросила Варвара Николаевна.
- Это наш командующий, - спокойно ответил офицер. - Генерал Мазниашвили. Он недоволен - расстреливают, говорит, слишком медленно...