March 6th, 2021

Западно-Сибирское восстание против коммунистов 1921 - 1922 гг. (часть I)


Как человек, родившийся в Сибири, не могу не поделиться этим материалом:

«Возврат к власти коммунизма принесет нам всем смерть»

«Мы, крестьяне великой Сибири, восстали с надеждой победить. И если же нам придется умирать, то помните, братья, что лучше смерть в бою с насильниками, угнетателями, чем умереть от голода с позорным ярмом на шее. Лучше быть убитым, чем дать глумиться над собой, над достоинством свободного человека. Разве мы завоевывали себе свободу для того, чтобы мы, вольные сибиряки, стали рабами коммунистов, и все, что мы добывали от земли потом и кровью своей, отдавать им, получая взамен расстрелы и живое глумление?
Нам обещали все, но не дали ничего, кроме пули в грудь и тюрьмы. Так помните же, братья, что в этой великой борьбе за освобождение от позорного ига коммунистов не может быть ни малейшего колебания. Или смерть, или победа. Наше правое восстание распространилось, как пламя пожара, и захватило уже города Тюмень, Тобольск, Курган, Петропавловск, Красноярск и Иркутск. Восстание не могли подавить в начале, и теперь им не затушить его».

Такие воззвания распространялись сто лет назад по городам и весям Западной Сибири, а на заснеженных сибирских просторах шли ожесточенные бои.

Западно-Сибирское восстание, ставшее самым крупным крестьянским бунтом в истории СССР ‒ оно полыхало от Омска до Кургана и от Кокчетава до Салехарда ‒ надолго было тщательно забыто. Это был классический русский бунт – безсмысленный и безпощадный, со множеством жертв с обеих сторон. Крестьяне нескольких сибирских губерний решились на него от безнадежности.

«В течение года власти коммунистов над Сибирью народ достаточно убедился, насколько эта партия народная партия, каковой она себя называла на словах, а на деле показала противное. Чувствуя недовольство к себе трудового крестьянства и не желая выпустить власть из своих рук, коммунисты не останавливались ни перед чем. Сколько было арестовано наших братьев, загнано в шахты на работы. И всем известно, что в октябре в городе Кургане расстреляно 24 чел., о которых они сами с похвалой писали в газетах. А сколько расстрелов, неизвестных нам? Сколько жертв понесли волости Салтосарайская, Мендерская, Нижнеелабужская, неорганизованно пытавшиеся сбросить коммунистов с власти. Но настал конец терпению народа, всколыхнулся он и сбрасывает с себя иго коммунизма. Но, граждане, дело освобождения себя — дело великое, будет требовать напряжения всех сил. И мы призываем Вас, граждане, всех как одного, встать на защиту родного дела, напрячь все силы, и тогда никакая сила не устоит перед этой народной волной. Потому что возврата к старому быть не может и не должно, потому что возврат к власти коммунизма принесет нам всем смерть. В с. Соколовское пойман коммунист, из документов которого выяснено, что он делегирован из Москвы относительно Варфоломеевской ночи, и [они собираются] вырезать крестьян и рабочих 75%. Вдумайтесь, граждане, в свое положение», ‒ писали безымянные авторы Воззвания повстанческого совета Могилевской волости Курганского уезда к населению.

Collapse )

Западно-Сибирское восстание против коммунистов 1921 - 1922 гг. (часть II)



Oкончание. Начало здесь

...Но скоро расклад сил изменился ‒ красные получили серьезную военную помощь. Помглавком Вооруженными силами Республики по Сибири В.И. Шорин принял решение о создании Петропавловской группы войск, с включением в нее всех частей и подразделений, оперирующих в районе Петропавловска. Ее командующим был назначен Н.И. Корицкий, уже известный по подавлению восстания в Славгородском уезде и на Иртыше. Он отправился из Омска к месту назначения с ударной группой: бронепоезд № 56 «Красный сибиряк» и 249-й стрелковый полк.

Корицкий прямо на перроне вокзала установил шесть полевых орудий, и они, в течение часа расстреливали город, чтобы не дать повстанцам сориентироваться и сосредоточиться в одном месте.

После артподготовки Корицкий двинул в ночную атаку отряд 255-го полка (до 200 штыков, 10 сабель, 5 пулеметов) под командованием Дубровицкого. Красные быстро овладели городом. Повстанцы не оказали сильного сопротивления. Бой затих к часу ночи. Восставшие частью бежали из Петропавловска, частью затаились по домам, спрятанные местными жителями.

В Подгорной слободке оказались в основном казаки из ближайших станиц, они сумели организоваться и в пятом часу 15 февраля пошли отбивать город. Цепь из 400 человек, вооруженных пиками и винтовками, поднялась из станицы в гору и, выйдя на Соборную площадь, примерно в 4.50 бросилась в атаку на отряд Дубровицкого. В центре Петропавловска произошел короткий, 30-минутный, но яростный бой. Только второй контратакой красные смогли прорвать цепь противника и сбросить его под гору. Соборная площадь, когда она окончательно осталась за коммунистами, оказалась усеянной телами убитых и раненых..

Утром 15 февраля коммунисты обнаружили большие скопления пехоты и конницы противника со стороны станицы Новопавловской (1,5 тысячи человек). Восставшие снова вошли в город, местное население (особенно татары-мещане) оказывало им активную поддержку..

Корицкий докладывал в Омск: «...по нашим частям из всех окон стреляли жители». Повстанцы повели наступление по улицам и к полудню уже охватили левый фланг врага, в том числе заняли Подгорье. Под их давлением отряд Дубровицкого начал отступать, а затем в панике бросился бежать в сторону станции. «Армия» Андреева вновь заняла Петропавловск. Корицкий оценивал ее силы, вместе с присоединившимися горожанами, в 2 тысячи человек.

Повстанцы попытались развить наступление. Их силы стали накапливаться в юго-восточной части Петропавловска и в роще между городом и станцией, а единственное орудие выпустило восемь шрапнелей по вокзалу. Однако к коммунистам 15 февраля прибыло из Омска мощное подкрепление — головные эшелоны 249-го стрелкового полка (два батальона). В ночь на 16 февраля красные «вполне очистили» весь Петропавловск, поставив на подступах к нему заставы, а на выездах ‒ патрули.. Повстанцам пришлось отступить на юг от Петропавловска. Но в общей картине это мало что изменило.

18 февраля в Сиббюро ЦК РКП(б) поступила телефонограмма: «Тобольский уезд объят восстанием. Весь уезд унизан белогвардейскими бандами, руководители — офицеры. Все банды великолепно вооружены. Небольшие отряды красноармейцев гибнут, как мухи. [Повстанцы] ведут организованное наступление на нас, и отбиться у нас мало шансов, [так как] у нас нет патронов и хороших винтовок. Город Тобольск окружен и [готов] к эвакуации. Положение безвыходное. С Тюменью связи нет. <...> Помощи, иначе как с Омска, Тары [и] Ишима, ждать неоткуда. Патронов хватит на два дня, сможем продержаться не более трех суток».

Collapse )