baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Цена суверенной теократии: сказ про то, как Иран не стал сверхдержавой (ч. I - "Белая революция")

К восторгу исламских фундаменталистов, 16 января 1979 года шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал из Ирана

Сорок лет назад Иран был одной из самых динамичных экономик мира, самой развитой страной региона, а по ВВП на душу населения обгонял СССР. Все изменилось после исламской революции 1979 года: международная изоляция ввергла страну в десятилетия упадка.

АЛЕКСАНДР ЗОТИН, НИКОЛАЙ КОЖАНОВ, НИКИТА ФИЛИН, Тегеран--Москва--Санкт-Петербург

06.10.2014, 00:00

Вездесущие самовары, непременный соленый огурец к любому блюду, скатерти с росписью под хохлому — сходство современного Ирана с Россией на этом не заканчивается. В структуре экспорта нефть занимает 60% ($53-56 млрд в 2013 году) и дает чуть меньше 50% доходов бюджета, но на душу населения приходится всего $850 нефтяного экспорта в год. Для сравнения: в классическом рентном государстве, Саудовской Аравии,— около $10,8 тыс. в год (без постоянно живущих в стране трудовых мигрантов — $16 тыс.), в ультрарентном Катаре нефтегазовые доходы дают $70,3 тыс. на человека (без трудовых мигрантов — $455 тыс.). Зато очень похоже на недорентную Россию ($2,4 тыс.). До введения европейского эмбарго на поставку нефти в 2012 году в Иране был почти такой же уровень. Теперь к сближающим Россию и Иран чертам добавились еще и западные санкции.

Впрочем, сейчас Иран из-под санкций надеется выйти, хотя и ослабленным: ВВП на душу населения — $6 тыс. Это уровень Украины до кризиса и заметно меньше, чем у регионального соперника — Турции ($12 тыс.), в РФ — $15 тыс. До исламской революции 1979 года и ирано-иракской войны Иран опережал Турцию.

"Мы думали, что революция принесет нам свободу, но оказались в еще большей несвободе, чем при шахе. Государство само определяет, что хорошо, а что плохо, а если ты имеешь другое мнение, легко можно оказаться в тюрьме",— подытоживает эволюцию Ирана собеседник "Денег" из властных кругов страны, но просит об анонимности, опасаясь репрессий.










Белая революция

Началом современной истории Ирана можно считать 1963 год, когда шах Мохаммед Реза Пехлеви запустил программу радикальных экономических и социальных реформ — "Белую революцию". Главными экономическими преобразованиями стали аграрная реформа, фактическая отмена местного аналога крепостного права, а также ускоренная индустриализация с привлечением иностранного капитала.

В рамках аграрной реформы правительство выкупало по рыночной цене у помещиков землю и передавало ее крестьянам по цене на 30% ниже рыночной, с отсрочкой платежа на 25 лет при практически нулевых процентах (финансирование осуществлялось за счет нефтедолларов). Два миллиона крестьянских семей (9 млн человек, около 40% населения) перестали быть "крепостными".

Землю получили не все. Право на участок имели только те, кто ее непосредственно обрабатывал. Сельские сезонные рабочие ничего не выиграли. Они покидали деревни и перебирались в стремительно растущие города. Из тех же, кто получил землю, не все смогли встроиться в новые условия — наделы были чрезвычайно малы и не всегда могли прокормить хозяев в условиях рынка. Часть новых собственников земли предпочли ее продать и тоже податься в города. В 1966 году там проживал 31% населения страны, а в 1978-м — более 50%.

Реформы и приток нефтедолларов привели практически к китайским темпам развития. За короткое время были созданы целые отрасли: металлургия, нефтехимия, судостроение и автопром. Доля промышленности в ВВП выросла с 27% до 72%, Иран стал 14-й экономикой мира (сейчас 29-я), а шах поставил цель войти в топ-5. ВВП на душу вырос с $2,4 тыс. в 1962 году до $6,7 тыс. в 1976-м (в долларах Гири--Хамиса 1990-го, см. график). Это чуть больше, чем в те времена в СССР, в два раза больше, чем в Южной Корее, в восемь раз больше, чем в Китае, этот показатель Ирану не удалось превзойти до сих пор.


Мухаммед Реза Шах Пехлеви

Высокие темпы роста имели много побочных эффектов, хорошо известных экономической истории: диспропорции в региональном развитии, резкий рост неравенства, коррупция и неэффективность расходов бюджета. Плюс реформам противодействовали группы, заинтересованные в сохранении прежней системы. Как отмечает в книге "Иран 60-80-х годов: традиционализм против современности. Революция и контрреволюция" востоковед Леонид Скляров, развитие нефтехимической промышленности и производство пластмассовой посуды подорвали позиции гончарного ремесла. Строительство трех крупных обувных заводов практически свело на нет кустарный пошив обуви. Развитие металлургии ударило по ремесленной деревообработке, поскольку деревянная мебель (особенно конторская), дверные и оконные рамы, строительные леса, домашняя утварь заменялись металлическими. Ремесленники и тесно связанные с ними торговцы "базари", объединенные в огромные сети "сенф" (корпорация, сословие) или "моталефэ" (объединение, коалиция), встали против шаха.


В 1960-1970 годы страна пережила стремительную индустриализацию и урбанизацию. Но вчерашние крестьяне оказались плохой рабочей силой для современной промышленности

В 1960-1970 годы страна пережила стремительную индустриализацию и урбанизацию. Но вчерашние крестьяне оказались плохой рабочей силой для современной промышленности (Фото: The LIFE Premium Collection / Getty Images / Fotobank)

"Предотвратить процесс разорения традиционных мелких предпринимателей можно было лишь одним путем: прекратить выпуск промышленных товаров, конкурирующих с товарами ремесленного производства. Но очевидно, что это тупиковый путь",— пишет Скляров. Шах по нему не пошел. Ему пришлось силой подавлять сопротивление феодальных помещиков и духовенства, разогнать парламент и опереться на поддержку Запада и доходы от нефти, чтобы начать индустриализацию, ведь внутри страны элита не была в этом заинтересована.

Шах не учитывал, что уровень образования переселенцев из деревень был крайне низок, а образовательные программы буксовали. В результате они так и не были востребованы на новых производствах. Удовлетворять кадровый голод приходилось за счет иностранцев (возможно, правильнее было бы по примеру ЮВА развивать отрасли, не требовавшие квалифицированного труда, например текстильную). Как следствие, шла люмпенизация городского населения, оно в поисках ответа на традиционный вопрос "кто виноват?" по привычке обратилось к духовенству, которое само сильно пострадало от реформ. В ходе аграрных реформ были сокращены огромные вакфные землевладения, а с 1978 года отменена ежегодная госсубсидия духовенству.

Ненависть клириков вызывали и ультралиберальные принципы общественной жизни. Шах строил светское государство, уделяя много внимания зороастрийскому прошлому Ирана. Это не могло не раздражать мулл, тем более что в шиитской версии ислама (в отличие от суннитской) монарх не считался неприкосновенной особой. Женщины получили право голоса, в Тегеране середины 1970-х модницы носили мини-юбки, в кинотеатрах показывали порнофильмы, вечеринкам на берегу Каспийского моря могла бы позавидовать современная Голландия, гей-браки были фактически легализованы. Светские реформы систем образования и судопроизводства тоже подрывали позиции духовенства. Ответом стала новая революция, исламская.








Продолжение - здесь.

Источник: КоммерсантЪ

Tags: Иран, мракобесие, развитие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments