baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Category:

Томас Венцлова: альтернативное мнение о руссификации Литвы при советской оккупации и о многом другом



Для начала пару слов от себя.

Лично мне Литва - страна не чужая (хотя ближе мне все-таки Латвия). Из Литвы - часть  моих польских предков. Мне всегда нравилось там бывать. Кроме того, зимой 1990-91 года я принимал участие в освободительной борьбе литовского народа. Так что все мои симпатии в противостоянии между Литвой и СССР однозначно и безапелляционно на стороне Литвы и литовцев.
Тем не менее, не могу не согласиться со многими утверждениями Томаса Венцловы, которые будут приведены ниже. Не согласен, однако, с рассуждениями об "уровне культуры". По моему мнению русская дореволюционная культура (Толстой, Достоевский, Пушкин и иже с ними) при всем ее как бы богатстве, была полностью оторвана от масс народа и была... как бы сказать... "лицензионной" (подражанием-"перепечаткой" культуры европейской). И даже в советское время существовавшая культурка была далека от народных масс и чужда им.
В то же время культура Литвы - вроде как намного более "бедненькая" в сравнении с культурой многомиллионной России - была и остается СВОЕЙ, исконной, близкой и понятной народу Литвы.


Также хочу отметить, что наряду с советизацией (осовечиванием) руссификация однозначно проводилась в Эстонии и Латвии путем проведения в жизнь проекта "народозамещения" (как раз то же самое сейчас проводят с народами Европы и Северной Америки), путем заселения этих двух "советских республик" чужеродными мигрантами с Востока с последующим растворением в  них остатков коренного  населения. Крах СССР, однако, приостановил этот процесс в Латвии и Эстонии. Литва при этом стояла особняком отчасти из-за того, что коренного населения там было намного больше и оно, к тому же, лучше воспроизводилось (благодаря Католическим традициям), но и из-за меньшей стратегической значимость "Литовской ССР".

Впрочем... передаю слово автору - Анне Герасимовой:





Хоть и совсем другого поля ягода, Томас Венцлова мог бы сказать, как Егор Летов: "я всегда буду против". Не потому, что хочется ерепениться, а потому, что всякая застывшая, насаждаемая точка зрения априори неверна. Незамутненный, незамыленный взгляд на привычные вещи и проблемы - золотая прерогатива поэта, которая иногда выходит боком, но по большому счету всегда спасительна и утешительна.
Вот, например, совершенно непопулярные мысли Венцловы о русификации Литвы и национальной идентичности литовцев - предмет спорный, болезненный, неоднозначный. Отрывок небольшой, на страничку, но по местным меркам "многабукаф", если лень - не пытайтесь читать.
Из беседы с Ляонасом Пелецкисом-Кактавичюсом "Две книги жизни Томаса Венцловы", 2003:

"По убеждению литовской интеллигенции, а пуще всего эмиграции, аксиомой является тот факт, что в течение всего советского периода в Литве шла упорная и жестокая русификация. Что происходил геноцид литовцев, то есть уничтожение литовцев как нации (а не, скажем, каких-то слоев литовского народа). Попытки подвергать эти аксиомы сомнению или хотя бы рассматривать их под каким-то непривычным углом именуются национал-предательством и преступлением. Есть наверняка и те, кто хотел бы вовсе запретить подобные попытки.

Но давайте посмотрим на дело реалистичнее. В случае серьезной русификации в Литве не было бы литовских школ (или оставалось бы несколько, наряду с сотнями и тысячами русских). Тем более не было бы литовского университета. Не было бы литовского радио и телевидения. Театры работали бы только русские (кроме разве что подпольно-самодеятельных). Именно такое положение было в Малой Литве в кайзеровские времена или в Вильнюсском крае в 1920–39 гг. Потому там можно говорить о германизации или полонизации. Бывали времена (на излете сталинского правления, а может, даже и после так называемой Ташкентской конференции), когда чувствовалось, что власть не прочь начать такую настоящую русификацию. Но в реальности этого никогда не получалось, вплоть до самого обретения национальной независимости.
В случаях настоящей "денационализации" большинство народа начинает говорить на чужом языке, забывает родной, начинает чувствовать (и называть) себя представителями другой нации. Так в Малой Литве за сравнительно краткий период большинство онемечилось, а в Вильнюсе - ополячилось. Много ли вы видели литовцев, которые за советский период обрусели? В Сибири, в Москве, в Калининграде - да. Но не в самой Литве.

На это мне ответят: "Мы героически сопротивлялись русификации, тем более что наш культурный уровень значительно выше". Насчет уровня можно поспорить: у литовцев, увы, не было ни Толстого, ни Владимира Соловьева, ни, скажем, Станиславского; едва ли не единственный наш культурный деятель, достигший примерно такого же уровня, - это Чюрленис. Другое дело, что литовцы были более цивилизованными, и то, увы, не всегда. Что же касается героического сопротивления - как бы то ни было, я уверен: поднажми советы посильнее, закрой они литовцам все карьерные и прочие возможности (а это нетрудно было сделать) - и десятки, а то и сотни литовцев обрусели бы. Но такого серьезного нажима не было. В Белоруссии и Украине он был (и русифицировать население было проще благодаря близости языков). Был, скорее всего, и в других советских республиках. Постоянная опасность этого была и в Литве, но на практике она не осуществилась. В независимость литовский народ шагнул без критичных количественных потерь и не забывшим родного языка.

Так что, по-моему, серьезной русификации в Литве не было, и разговоры о ней попахивают демагогией. Обязательное преподавание русского языка в школах или сравнительно небольшой приток иммигрантов - еще не настоящая русификация, а только ее зачатки. Дальше этого дело не пошло. Почему так случилось - другой и довольно сложный вопрос (в Латвии и Эстонии было несколько иначе, хотя и там национальные языки не уничтожались - просто прибыло гораздо больше иммигрантов).

Что действительно важно было для оккупантов - так это советизация, которая им отлично удалась с использованием литовского языка - в школах и университете, в газетах и книгах, в театре и на телевидении. При осуществлении советизации по ошибке оставили немного места и литовскому патриотизму, даже какой ни на есть национальной гордости. Правда, этот патриотизм в конце концов вышел из-под контроля властей, но только тогда, когда система совсем уже стала распадаться. А homo sovieticus они создали весьма успешно. Кстати, одна из ярчайших отличительных черт homo sovieticus - склонность к изоляции и боязнь космополитизма. Бороться-то с космополитами еще товарищ Сталин завещал. Интересно, хотя в сущности и не удивительно, что в Литве обнаружилось столько его верных учеников. (...)

Иногда шучу, что знаю только одного обрусевшего литовца - самого себя, и, возможно, являюсь примером того, что обрусение не всегда к худшему. В силу обстоятельств биографии русский стал для меня "вторым родным", как того официально требовали советы. Много лет проживший в чужом языковом пространстве, я сейчас по-литовски говорю, наверное, лучше, чем в детстве, и, надеюсь, внес некоторый вклад в литовскую культуру и в дело литовской свободы, - возможно, не меньше, чем кое-какие "антикосмополиты" и русофобы. Совершенно не понимаю популярного аргумента, что употребление других языков обязательно угроза литовскому языку и национальной идентичности в целом. Этот аргумент годится разве что для безграмотного населения, а мы давно уже не безграмотны. (...)
Думаю, литовцам неплохо бы перенять пример исландцев: почти каждый исландец знает английский, а часто еще и немецкий и французский, и этот "квадрилингвизм" отнюдь не отменяет прекрасного и архаичного исландского языка (...) Кроме того, я уверен, что немалая часть литовцев должна учить языки соседей - русский, польский, а хорошо бы еще латышский и белорусский".


Источник: Анна Герасимова (филолог, автор стихов и песен)
Tags: всеобщее, история, культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments