baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Category:

Малоизвестная история: Потийский договор 28 апреля 1918 г. между Германией и Грузией (часть 1-я)



Ровно 101 год назад в г. Поти был подписан договор, позволивший Грузии с минимальными потерями выйти из неудачно для нее складывавшейся Первой мировой войны, а также давший возможность только что восстановленному грузинскому государству встать на ноги под покровительством Германской империи. Ниже привожу отрывки из моей недавно опубликованной книги Georgia and the International Treaties of 1918-1921 , cуществующей в русской электронной версии под названием "Грузия и международные договоры 1918-1921 гг."

Мы уже знаем, что Германская империя являлась ведущей державой Четверного союза. Благодаря такому статусу она имела достаточно оснований рассматривать Турцию как союзника нерав-ноправного и подчиненного. В начале войны Германия поощряла панисламистские планы Константинополя, но лишь до тех пор, пока их воплощение потенциально могло спровоцировать восстания против Антанты - в Персии, Афганистане, Британской Индии, Егип-те, и даже в Русском Туркестане. Однако, в начале 1918 года Оттоманская империя потерпела несколько поражений на Ближнем востоке и, как следствие, резко развернула свою политику в сторону пантуранизма,
вознамерившись захватить весь Кавказ. Столь масштабные намерения турок серьезно противоречили интересам Германии в районе Бакинских нефтепромыслов. Министерство Иностранных дел Германии, безусловно, было весьма обеспокоено массовыи убийствами христиан, которыми турки сопровождали захват городов Карса, Ардагана и Батума. Необходимо уточнить, что это именно Германия вынудила Советскую Россию передать перечисленные территории Оттоманской империи, в силу чего сама Германия и разделяла в определенной мере ответственность за творимые турками зверства. Но все же - вступление Германии в батумские переговоры было связано прежде всего с наличием у Берлина своих планов относительно бывших российских владений на Южном Кавказе, кои подразумевали установление твердого германского контроля над Баку. В свою очередь, такой контроль мог быть установлен только при условии создания доступного для Германии стабильного «коридора» от Баку до Черноморского побережья и появления в этом регионе нового германского союзника. В обстановке, сложившейся к концу весны 1918 года, таким «коридором» могла служить только Грузия, и только грузины, а также, с определенными оговорками, еще и армяне могли стать потенциальными региональными союзниками Германской империи. Это объясняется тем, что как грузины, так и армяне традиционно симпатизировали Германии и немцам, которых они, будучи хри-стианами, рассматривали как наиболее передовых представителей европейской цивилизации и европейской культуры.

Делегацию Германии на Батумской конференции возглавля-ли опытный дипломат граф Фридрих-Вернер фон дер Шуленбург и бывший военный атташе Германии в Константинополе, генерал Отто фон Лоссов.  В начале конференции германские дипломаты в первую очередь предприняли все действия для того, чтобы исключить из переговоров Советскую Россию. Как уже было сказа-но в предыдущей главе, Советы не признавали ни Закавказский Сейм, ни Закавказскую Республику и планировали принять участие в новых переговорах непосредственно с Оттоманской империей. Серия эффективных дипломатических маневров германского Мини-стерства Иностранных дел, и в особенности германского посла графа Вильгельма фон Мирбаха, помешали Совнаркому отправить в Батум своих представителей. На самом деле советское присутствие на конференции могло только усложнить ситуацию, при этом не сдерживая турок, поскольку у большевиков в регионе не было никакой сколько-нибудь значительной военной силы.  Бакинские красные войска, подчиненные Шаумяну, были недостаточно профессиональны и слишком малочисленны, чтобы остановить оттоманскую экспансию, а все силы российской Красной Армии на Северном Кавказе были связаны жестокой борьбой с антиком-мунистической Добровольческой Армией Деникина и восставшими казаками ( см. выше).



Одновременно германская делегация придерживалась стратегии сдерживания оттоманской экспансии на линии границы 1877 года. Все это было известно оттоманскому правительству, которое, понимая, что время уходит, предпочитало действовать быстро и решительно. Поздним вечером 14 мая Халил-бей выставил Чхен-кели ультиматум с требованием немедленного оставления Алексан-дрополя (уже в Эриванской губернии) и предоставления оттоманским войскам свободного прохода через Александрополь в Джульфу. По утверждению Халила это было связано с британскими военными операциями в Северной Персии. Халил-бей также обещал, что мирное население Эриванской губернии не пострадает, если закавказское правительство безоговорочно подчинится турец-ким требованиям. Разумеется, это турецкое «обоснование» вторжения за пределы границы 1877 года не могло быть воспринято всерьез, принимая во внимание незначительное количество британских войск в Северной Персии в описываемый момент. Даже крошечный экспедиционный корпус Денстервиля находился весьма далеко от Джульфы. Не говоря уже о том, что в Персию имелась гораздо более короткая дорога из Вана через Котур в Хой, по которой части 5-й Оттоманской дивизии уже прошли в Северную Персию, сметая слабые армяно-ассирийские заслоны. Истиной же целью нового оттоманского наступления было пробить два «коридора» до Баку: один – через Елизаветполь (Гянджу), а другой – через Нахичевань и Шушу, заодно уничтожив «остатки» бывшей Русской Армении. Последующие события ясно показали, что турки даже не планировали соблюдать данное ими обещание пощадить местное армянское население.

Перед лицом сложившейся в Восточном Средиземноморье жестокой реальности, где татары и другие кавказские мусульмане открыто встали на сторону победоносной турецкой армии, а изолированные армяне в борьбе за свое выживание упрямо сохра-няли верность далекой Антанте, грузины в отчаянии обратились к Германии с просьбой о защите. В середине мая грузинская делегация начала сепаратные переговоры с Шуленбургом. Перего-воры держались в строгом секрете от армянских, татарских и турецких делегатов и имели целью упразднение неэффективной Закавказской Федерации и восстановление независимости Грузии.

.......

Распад Закавказской Федерации

В апреле и мае 1918 года Оттоманские армии, продол-жавшие наступление на Южном Кавказе, несмотря на мирную конференцию, проходившую в это время в Батуме, были остановлены грузинской национальной гвардией в ходе битвы на реке Чолок (16-17 апреля 1918 г.), а также армянской армией и ополченцами - в битвах под Сардарабадом (21-29 мая), Караклисом (26-28 мая) и Баш-Абараном (21-24 мая). В течение второй половины мая, пока тяжелые бои шли в Эриванской губернии, в Батумском округе и в южно-грузинских уездах, дипломатические игры в ходе Батумской и Потийской конференций привели к распа-ду непрочной Закавказской Федерации и к драматическим измене-ниям на политической карте всего региона. Одной из основных причин развала мертворожденного Закавказского государства яви-лось отсутствие консенсуса между христианской и мусульманской частями южно-кавказского общества. Армяне, грузины и другие христиане региона отчаянно нуждались в мире, который остановил бы оттоманское вторжение, хотя бы на границах по Брест-Литовскому договору, а в армянском случае -  спас бы свободные от оккупации остатки бывшей Русской Армении от полного уничтожения. В то же время, татары (азербайджанцы) и другие мусульмане Южного Кавказа наоборот были заинтересованы в дальнейшей экспансии Оттоманских армий, которая не только укрепила бы их позиции в Елизаветпольской губернии, но также помогла бы им разгромить бакинских большевиков, вооруженных русских колонистов в Южной Мугани и армянских ополченцев в Нагорном Карабахе и Гандзаке. Татары также надеялись на территориальные выгоды в результате дальнейших оттоманских завоеваний на Северном Кавказе, особенно в Дагестане. К концу весны 1918 года и христианам, и мусульманам стало очевидно, что их интересы несовместимы, и, соответственно, требуют противоположных направлений деятельности. В результате азербайджанские (татарские) участники батумских переговоров с большим энтузиазмом принимали все условия оттоманских представителей, и были готовы развивать дальнейшее военное и политическое сотрудничество с иттихадистской Турцией. В противоположность им, грузины и армяне, не сумевшие сдержать агрессора силой оружия, не имели оснований верить гарантиям победившего противника в отношении безопасности остатков их национальных территорий  - даже в случае принятия всех оттоман-ских требований и заключения необходимых соглашений. Эта от-чаянная ситуация требовала отчаянных действий, и единственным средством спасения в данных условиях мог быть только лишь поиск внешнего защитника. Но кто же мог явиться таким защитником? Западные союзники, на которых все христиане Южного Кавказа и, в особенности, армяне предпочитали бы положиться, были слишком далеко и не имели возможности предоставить какую-либо реальную помощь до конца дета 1918 года. Соответственно, единственной внешней силой, которая желала и могла помочь, оставалась лишь Германия.

В середине мая между членами германской и грузинской делегаций проходили интенсивные секретные переговоры. Делега-цию Грузии возглавлял председатель Грузинского Национального Совета Ной Жордания, специально прибывший в Батум из Тифлиса. 22 мая Жордания отправился обратно в Тифлис, чтобы обсудить с Национальным Советом черновой вариант   Германо-Грузинского договора. В ночь с 24 на 25 мая германская делегация на корабле «Минна Хорн» отплыла из Батума в Поти, предвари-тельно настоятельно порекомендовав Чхенкели срочно отослать телеграмму в Тифлис с призывом незамедлительно провозгласить независимость Грузии. Ввиду всей сложившейся ситуации, провоз-глашение независимости было единственным средством избежать оттоманской оккупации того, что еще оставалось от грузинских тер-риторий, остававшихся под контролем Тифлиса. Чхенкели внял германскому совету и отправил телеграмму, которая, в частности, содержала следующее:

“Тифлис, генералу Квинитадзе.
Передайте президиуму Национального Совета Грузии следующее: дальнейшее промедление провозшглашения независимости повлечет за собой непоправимые послед-ствия. Попытка германского посредничества не удалась. Остается одно: противопоставить турецкому нашествию независимую Грузию, поддерживаемую Германией. Её представителем при грузинском правительстве будет граф Шуленбург… Уже подготовлен к подписанию ряд временных соглашений с Германией. Жду скорейшего сообщения об акте”.

25 мая 1918 года генерал фон Лоссов получил заключительные тексты вышеупомянутых соглашений, готовых к подписанию. Утром следующего дня в Тифлисе состоялось по-следнее заседание Закавказского Сейма, на котором выступил один из лидеров грузинской социал-демократической партии (меньшеви-ков) Ираклий Церетели с объявлением о ликвидации Закавказской Федерации, охарактеризованной им как «государствофикция». После недолгих эмоциональных дебатов, продолжавшихся до трех часов дня, члены Сейма приняли предложенную Церетели резолю-цию, положившую конец несостоявшейся федерации. Еще через несколько часов грузинские депутаты уже распущенного Сейма вновь собрались в том же здании, чтобы провозгласить неза-висимость грузинского государства и сформировать его первое правительство. Согласно Ричарду Ованнисяну: “Состоявшая из семи пунктов декларация провозгласила независимую демократическую республику, придерживающуюся нейтралитета в международных конфликтах, стремящуюся к установлению дружеских отношений со всеми соседями, гарантирующую граж-данские и политические свободы для всех граждан и обеспе-чивающую неограниченное развитие всем живущим в ней народ-ностям”.
Двумя днями позже в том же самом здании (генерал-губернаторском дворце) и в том же городе Тифлисе Мусульманский Национальный Совет провозгласил независимость «Восточного и Южного Закавказья» под именем Азербайджанской Демократи-ческой Республики. Еще через два дня в эмоциональной обстановке Армянский Национальный Совет провозгласил себя “верховной и единственной властью армянских уездов” - без всякого упоминания слова “независимость”.

Таким образом, 26 мая 1918 года Грузия восстановила свою государственную самостоятельность. В тот же день только что назначенный премьер-министр Ной Рамишвили отправился поездом в Поти, где его уже ожидали фон Лоссов вместе с только что назначенным министром иностранных дел Чхенкели, Аваловым и другими членами грузинской делегации, прибывшими в Поти из Батума.

Подписание Германско-Грузинского соглашения


28 мая 1918 года в порту города Поти на борту корабля “Минна Хорн” было подписано “Предварительное соглашение по урегулированию  отношений между Германией и Грузией”. Это событие привело в неописуемую ярость Халил-бея, который сорока восемью часами ранее направил на имя Чхенкели новый оттоман-ский ультиматум. Содержание ультиматума сводились к требова-нию безоговорочного принятия Грузией в трехдневный срок всех условий, озвученных турками 14 мая, а также новое требование о передаче Турции Нахичеванского уезда.

Окончание здесь





Tags: Германия, Грузия, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment