baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Categories:

Глобализация: анатомия обмана (на западных языках этого не прочитать - даже в консервативных СМИ)

.


«Правду говорить легко и приятно».
Иешуа Га-Ноцри, странствующий философ


Будущий историк, изучая наше время, вероятно, долго будет чесать в затылке, пытаясь понять, как же так получилось, что в США, самой экономически развитой стране мира, возник такой разительный контраст в экономическом положении прибрежных штатов и штатов, расположенных в средней части страны. Чтобы разобраться в этом, «роясь в сегодняшнем окаменевшем дерьме», он наверняка захочет узнать, какие ключевые слова наиболее часто употреблялись в наше благословенное время в большинстве мировых СМИ. И он, скорее всего, придёт к однозначному выводу: таких слов было ровно два: «глобализация» и «Трамп». Причём, если первое употреблялось всегда со знаком «плюс», то второе – неизменно со знаком «минус». Слово «глобализация» подавалось исключительно в контексте высших достижений человечества, а со словом «Трамп» связывался его абсолютный провал.

А началось это ровно в тот, не побоюсь этого слова, исторический миг, когда притомившееся от своего многолетнего бедственного положения население штатов срединной Америки вдруг, нежданно-негаданно, без всякого принуждения, просто по своей темноте и серости, избрало на пост президента США рыжего, косноязычного грубияна Дональда Трампа, говорящего на лаконичном, простом и понятном для них языке, и отказало в этом удовольствии агрессивной, блестящей, искушённой в светских интригах, пожилой девушке, Хиллари Клинтон, с сардонической ухмылкой готовящейся к прыжку змеи на губах. Но, чтобы понять тот накал страстей, который подобно лавине буквально захлестнул наш и без того не очень комфортно устроенный мир после этого, нашему бедолаге историку, немало этим обстоятельством удивлённому, придётся слегка «отмотать плёнку назад» и заглянуть в относительно недавнее прошлое, всем этим событиям предшествовавшее.
Попробуем ему в этом помочь. С этой целью нам придётся проследить, когда и откуда на нашем горизонте появилось это сакральное словечко «глобализация», выскочив перед нашими глазами нежданно-негаданно, как чёртик из табакерки. И мой внутренний голос подсказывает мне, что выскочил он далеко не случайно, а тогда и ровно для того, чтобы прикрыть очень даже неблаговидные поступки, совершённые за нашей спиной некими нехорошими дядями и тётями, совершенно не желающими эти поступки афишировать. Для решения вышеуказанной задачи нам надо будет обратить свой взгляд к Востоку, а Восток – как это всем нам давно и хорошо известно – дело тонкое. Если же говорить более конкретно, то нам будет необходимо припомнить, как складывались отношения между США и Китаем за последние, примерно, семьдесят лет, после окончания WWII. Строго говоря, всё, о чём пойдёт речь ниже, не сводится только к отношениям между этими двумя странами. Эта тема шире, и касается отношений между США и множеством других государств третьего мира. Но Китай в этом списке занимает первое место и поэтому отношения США с этой страной представляют особый интерес.

Нам нет нужды сосредоточиваться на всех деталях этих отношений. Достаточно сказать, что с лёгкой руки СССР, некогда запавшего на дешёвую, но соблазнительную мульку перманентной коммунистической революции и в связи с этим сыгравшего центральную роль в создании коммунистического Китая под руководством Мао Цзэдуна, США и Китай были врагами в период с 1945 по 1972 год. Тут было много чего намешано: и Корея, и Вьетнам, и Тайвань. Однако в 1969 году, после конфликта между «заклятыми друзьями» – СССР и Китаем из-за острова Даманский, между США и Китаем началось сближение, приведшее к визиту президента Никсона в Китай в 1972 году и в дальнейшем – к установлению дипломатических отношений между двумя странами в 1979 году. С тех пор отношения США и Китая знали несколько подъёмов и спадов, и в настоящее время после прихода к власти Дональда Трампа две страны находятся в состоянии торговой войны, сопровождаемой многочисленными взаимными претензиями. Тем не менее, сегодня товарооборот между США и Китаем составляет впечатляющую сумму – 300 миллиардов долларов в год, причём Китай – крупнейший в мире держатель облигаций государственного займа США объёмом в 1 триллион долларов. Это означает, что США являются финансовым должником Китая именно на эту астрономическую сумму. Вот, пожалуй, и всё, что нам необходимо знать из области взаимоотношений двух стран на сегодняшний день. Если не считать, что Китай в качестве ответного жеста своему благодетелю, буквально, за уши вытащившему его из мерзости голода, нищеты и невежества, особо не скрывает своего заветного желания стать на мировой арене державой №1, спихнув с этого почётного места США. А пока этого не случилось, чтобы зря не терять время, как бы невзначай, исподволь, подворовывает американские научные и технические секреты. Правду сказал мудрый человек, Шолом-Алейхем: «Нельзя быть добрым!» Добавлю от себя: «Особенно за счёт своих».
Всё это, как говорится, присказка, собственно же сказка наша, приведшая к вбрасыванию в доверчивое общественное подсознание этого лукавого словечка «глобализация» относится не к политике, а к области, тесно с ней связанной, а именно – к влиянию политики на рынок труда в обеих странах, а в особенности – на перемещение миллионов рабочих мест в направлении с Запада на Восток. Теперь, когда нам известны временные рамки послевоенных взаимоотношений двух государств, мы можем примерно оценить, откуда растут ноги у этого могучего потока. Скорее всего, за точку отсчёта следует брать 1972 год, когда Никсоном были заключены первые торговые соглашения с Китаем. Сейчас мы можем позволить себе пофантазировать на тему, как это было.
США, будучи в то время крупнейшей в мире индустриальной державой, естественно, были заинтересованы в рынке сбыта своих товаров. Китай с его миллиардом населения казался идеальным кандидатом на эту роль. Но очень быстро выяснилось, что, будучи нищей страной 3-го мира, он мало годится для этой цели. Вот тогда-то и родилась эта «brilliant» идея переноса американских промышленных предприятий в Китай, шаг за шагом приведшая к опустошению американской индустрии. В сущности – решение валялось буквально под ногами. Не составляет труда сегодня воспроизвести примерный ход мыслей «капитанов» американской индустрии того времени:

«Допустим, денег у них нет. Не беда. Зато людишек – немерено. Так сказать, живого товара. И народ, вроде как, непривередливый, горстка риса в день – и сыт. Такой скромности нашим бы работягам поучиться. Тем более, возить их никуда не надо, чай, не прежние времена, да и мы не рабовладельцы какие отмороженные, «Хижину Дяди Тома», небось, тоже на досуге почитывали. Оно нам надо, чтобы нас потом за это пару сот лет полоскали в дерьме все кому не лень? Да и квоты на ввоз в страну живого контингента тоже ведь никто и не думал отменять. Нет уж, пусть сидят у себя дома на рисовых циновках, чаи гоняют в своей ненаглядной Поднебесной. А мы уж тут подсуетимся, поднатужимся. Не графья, мол… Коли гора не идёт к Магомету…»


Вот так Китай и создал свою промышленность практически с нуля, целиком за счёт американских (и, частично, европейских) инвестиций.

И быстро стал мировым поставщиком товаров, причём, и на внутренний рынок самих США, включительно. Так незаметно, постепенно началась эта тяжкая, хроническая болезнь, приведшая к обнищанию огромных масс населения США. Поначалу всё выглядело вполне невинно, перенос отдельных производств подавался (да и сегодня подаётся) под соусом «кооперации», разделения труда. Подмена понятий – такой нехитрый приём из арсенала напёрсточников. Какой здравомыслящий человек будет возражать против кооперации, всегда значительно удешевляющей стоимость товара? Вот, стоимость товара и сыграла в нашем случае роль мышеловки, как хорошо известно – самого щедрого и надёжного на белом свете источника бесплатного сыра. Идея была проста, как всё гениальное. Зачем платить зарплату капризным американским рабочим, к тому же объединённым в профсоюзы, не позволяющие снижать её бесконтрольно и препятствующие массовым увольнениям работников, когда можно потихоньку, без шума и пыли, переместить рабочие места в страну с совершенно другими порядками, напоминающими времена «дикого» капитализма в XIX веке? Где под бдительным присмотром своих, привычных уже рабовладельцев, сотрудников местного ГБ, люди за гроши безропотно гнут спину по 12 часов в день, как когда-то афроамериканцы на хлопковых плантациях на юге США? И никакой залётный комар носа не подточит, никакая мировая и шибко прогрессивная общественность даже и не дёрнется. Чуть что – ей прямо и недвусмысленно напоминают про вмешательство во внутренние дела. И не какой-нибудь, там, Ботсваны, а великой мировой державы. А мы, Америка, заметьте, тоже великая держава, но при этом, вроде как, в сторонке, так просто, вышли прогуляться. Ну правда иногда, так, по-отечески, погрозим пальчиком: «Вроде, как, нехорошо, ребята, получается, где там ваши права «человеков»? Лагерей понастроили и прочие непотребства допускаете. Мараете, мол, имидж великой державы. Который, между прочим, вам не с неба свалился, а достался по великой нашей милости. Делаем вам последнее китайское предупреждение». Но им это – что горох об «ихнюю» китайскую стену.

Вообще-то, в добрые, старые времена такие манипуляции с рабочими местами назывались бы нехорошим словом «демпинг», влекущим за собой неприятные и даже юридические последствия. Но времена меняются. То, что было раньше «нельзя» и даже неприлично, сегодня, если очень хочется, становится «можно» и даже желательно. Достаточно, подобно обезьянке из известной скульптурной группы, зажать нос, рот и уши: «ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу». Впрочем, я не удивлюсь, если эти муки нечистой совести заглушались наивными мечтами о том, чтобы таким образом оторвать Китай от злокозненного Советского Союза, «Империи Зла». Как и следовало ожидать, эта затея оказалась очевидным блефом и самообманом. «Империя Зла» приказала долго жить. А Китай, подобно кошке, так и гуляет сам по себе, как он это делал уже на протяжении последних 60 веков. Он этой судьбоносной «потери бойца» особо даже и не заметил. Скорее наоборот – уровень его территориальных претензий по отношению к России, наследницы Советского Союза, сегодня, похоже, только возрастает. И хоть официально, на международной арене, они оба, в пику США, всячески симулируют нежную любовь и привязанность, но, как-то, с годами эта вымученная, показная дружба всё больше напоминает обмен любезностями между удавом и кроликом. Пока удав сыт или занят другими кроликами.


Как бы там ни было – попутный ветер быстро наполнил паруса наших энтузиастов глобального мира: дело пошло со всё возрастающей скоростью, и довольно быстро немыслимые ранее, массовые увольнения американских рабочих, проработавших на соседних с их домами промышленных предприятиях десятки лет, стали обыденным, никого не удивляющим и не настораживающим явлением. Всё, мол, путём, господа. Здесь правит бал рынок, нет божества, кроме рынка, а после нас – хоть потоп. Так, государство, упрямо считавшее, что вмешательство в процессы экономики недопустимо ни при каких обстоятельствах, что рынок, подобно дикой природе, отрегулирует себя сам, стало рубить сук, на котором оно сидит – своё же собственное население.

И сегодня, если вдуматься, перед нами складывается «картина маслом» апокалиптического масштаба: сотни и тысячи заводов, работающих на американские деньги, под завязку набитые людьми в Китае, и целые города-призраки в США, заполненные разрушающимися цехами с разбитыми стёклами, между которыми гуляет ветер, а рядом, по соседству, неприкаянно слоняются потерявшие свою квалификацию, спивающиеся люди, которым равнодушное американское общество по совершенно непонятной для них причине сочло нужным и возможным «перекрыть кислород». Зато растут, как грибы после дождя, разнообразные сообщества больных на голову, «зелёных» защитников природы, члены которых без колебаний готовы «лечь на амбразуру» за благополучие каких-нибудь несчастных блошек и таракашек, и мгновенно становятся в позу слепоглухонемого капитана дальнего плавания, когда речь идёт о бедственном положении царя этой самой природы. Эта американская разновидность «юннатов», но на порядок более агрессивная, сегодня довольно потирает ручки: ненавистная им американская индустрия не без их активной помощи и участия приказала долго жить. Осталось и всего-то ничего: избавиться от последнего загрязнителя природы со всеми его дурацкими претензиями – собственно, человека.

И было бы странно, если бы вся эта зловещая карусель не получила теоретического обоснования в лице блестящих левых экономистов и социологов, всегда готовых обосновать всё, что угодно, если им заплатят. Она и не замедлила его получить. Вот, извольте, вкратце их философия, их символ веры, на сегодняшний день (Как и следовало ожидать – это всего лишь изящный ремейк старой, проржавевшей формулы «Отречёмся от старого мира» и «Грабь награбленное»):

1. Понятие государственных границ сегодня морально устарело. Мир един, то бишь «глобален» (чем не перманентная революция? вот она родимая!), поскольку теснейшим образом повязан технологическими цепочками, по которым, собственно, и проходят сегодня реальные границы государств. Следовательно, в соответствии именно с технологическими цепочками и ни с чем другим должны распределяться в мире рабочие места. То есть молчаливо предполагается, что реальной властью в сегодняшнем мире обладают именно транснациональные компании, а действующие правительства всех стран, включая и США – не более, чем ширма, необходимая для прикрытия этого, может быть, и неприглядного, но, увы, совершившегося факта. То есть, хотите вы или не хотите это признавать – мы все давно уже живём в глобальном мире, управляемом «мировой закулисой» (Ау, Жирик, где ты?), и это подаётся, ни много, ни мало – как гигантский позитивный шаг для всего прогрессивного человечества. И, соответственно, относиться к этому факту нам рекомендуют спокойно, без лишних эмоций. Ну типа того, как вы относитесь к дождю или, скажем, к восстанию декабристов. О чём, собственно, переживать, если оно уже состоялось и, притом, без малейшего вашего участия?..

2. Следующий и абсолютно логичный шаг наших «глобализаторов»: понятие нелегальной иммиграции также устарело. Кто угодно имеет право жить там, где ему заблагорассудится. В конце концов, сами же вы и виноваты, господа белые мужчины. Кто, как не вы, изобрели «бремя белого человека»? Не надо было вам, изверги, веками угнетать несчастное население ваших колоний. Теперь, пожелав поселиться рядом с вами, они просто хотят вернуть своё, законное. И заодно расквитаться с вами, гнусными колонизаторами, за свою загубленную молодость. Так, к идее «глобализации» добавилась не менее новаторская идея «открытых границ».

3. Никакого обнищания народных масс в США нет и никогда не было. Это зловредный миф, придуманный правыми маргиналами. Не забывайте, господа, мы не какие-нибудь бомжи и нищеброды, не помнящие родства. Мы принадлежим к «золотому миллиарду» человечества, перед которым открыты бескрайние горизонты. И поэтому американский народ по собственной воле отвернулся от своей, изрядно поднадоевшей ему и нечистоплотной индустрии, ради светлого царства экологии: голубого неба над головой и девственной природы вокруг. В интересах нынешнего и будущих поколений. Он только выиграл от её перемещения в страны третьего мира, поскольку сегодня три четверти населения США предпочитают работать не в грязной и душной индустриальной атмосфере, а в чистой и полезной для здоровья сфере услуг. Ну, например, чем плоха должность уборщицы в ресторане Макдональдс за минимальную разрешённую зарплату в данном штате? Или бдительного охранника в супермаркете? Я уж не говорю о профессии заправщика на бензоколонке. А что может сравниться с удовольствием застилать постели в придорожном мотеле примерно за те же деньги? Это же вообще – романтика! В особенности для вступающего в жизнь молодого человека. Тем более, для того, кто по глупости своей и самонадеянности рискнул за немалые деньги получить какое-никакое образование. Причём, на голубом глазу утверждается, что реальная зарплата (вам это ничего не напоминает?) работника сферы услуг существенно превышает оную в индустриальную эпоху за счёт снижения цены товаров, поступающих на внутренний американский рынок из-за рубежа. Ну, а кому в жизни повезло меньше, чем нам, тот может твёрдо рассчитывать на социальное пособие. У нас страна передовая, и сфера социальных услуг находится на должной высоте. Короче – все пляшут и поют. А заодно выбирают президентом ненавистного Трампа, который имеет наглость заявлять, что дела обстоят далеко не так радужно, как это хотят нам представить сладкоголосые трубадуры глобального мира устами верой и правдой служащих им СМИ.

Вообще, насколько я могу судить, проблема занятости во всех президентских избирательных кампаниях шла в повестке кандидатов пунктом №1. И все они клятвенно заверяли избирателей, что, будучи избранными, они её гарантированно решат. Что, однако, никак не помешало методичному уничтожению американской индустрии на протяжении полувека. Что уже говорить о такой мелочи, как реальная ценность рабочего места, под которой ранее понималась способность работника, его занимающего, кормить среднестатистическую семью из четырёх человек. Сегодня об этом показателе давно уже никто и не заикается. Сегодня термином «рабочее место» может обозначаться всё, что угодно, хотя без привязки к его экономическому «весу» оно вообще теряет смысл и превращается в чисто пропагандистскую уловку. Сравниться с ней по уровню двусмысленности и лукавства могут, пожалуй, только перлы советской пропаганды о неуклонно близящейся заре коммунизма.

Окончание читать здесь
Автор: Виктор Бронштейн

Опубликовано в журнале "Континент" 4.12.2019

Tags: Всеобщее, Глобализация
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment