baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Category:

Превратности судьбы шпиона (вот такие бывают иностранные дипломаты, вот такие бывают "профессорья")



В июле 1951 года посольство республики Коста-Рика в Риме переехало в старинный дворец на улице Бруно Буосси. Это здание было арендовано, капитально отремонтировано и превращено в фешенебельный посольский особняк стараниями вновь назначенного Первого секретаря костариканской миссии Теодоро Б.Кастро. Таких расходов правительство этой небогатой центральноамериканской страны позволить себе не могло, и сеньор Кастро выложил собственные денежки. («Собственные», значит? Но об этом – ниже...)

Судя по всему, денежки-то у него водились в избытке. Он появился в Риме летом 1950 года и сразу же открыл две экспортно-импортные фирмы, поставлявшие в Коста-Рику нефть и вывозившие оттуда кофе. Предъявив костариканский паспорт, он установил тесный контакт с миссией этой страны и подружился с ее послом доктором доном Антонио А.Уллоа.

Через некоторое время указом президента Коста-Рики сеньор Теодоро Б.Кастро возводится в ранг Первого секретаря посольства. Главную роль в этом назначении сыграл тот факт, что практически все расходы по содержанию миссии взял на себя этот состоятельный коммерсант. Видимо, именно это и послужило основной причиной его феноменального дипломатического роста: уже в начале мая 1952 года Кастро становится Чрезвычайным и Полномочным Послом Республики Коста-Рика в Италии и Югославии, а также в Ватикане.

Сеньор Кастро и его жена, очаровательная донья Инелия пользуются расположением всего дипломатического корпуса Рима, и уже две недели спустя после утверждения его послом, он избирается Ответственным секретарем Ассоцииации глав миссий стран Центральной Америки в Италии. Также по его ходатайству президент Коста-Рики утвердил на пост атташе посольства молодого человека по имени Хулио Паскаль Рока.

Вскоре Папа награждает его Большим Мальтийским крестом. Сеньор Кастро становится членом костариканской делегации на шестой сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Париже. В апреле 1953 года он вручает верительные грамоты Президенту Югославии маршалу Тито. Он в прекрасных отношениях с руководством МИДа Италии, в дружбе с послом Франции в Риме, с руководителями миссий всех стран Южной и Центральной Америки.


5 декабря 1953 года Тодоро Б.Кастро отправляет в столицу Коста-Рики город Сан-Хосе телеграмму: «Вынужденный серьезной болезнью жены, выезжаю сегодня в Швейцарию». После чего он исчез бесследно вместе с женой и дочерью. Как и атташе посольства Хулио Паскаль Рока. По дипкорпусу Рима бродили неясные слухи о причинах столь сенсационного исчезновения. Большинство склонялось к версии похищения, осуществленного членами тогдашней оппозиции костариканскому президенту. Полиция и жандармерия Италии на запросы не реагировали...

А в это время сам господин посол с вполне здоровой женой и дочерью прибыл в Москву и вместе с атташе Х.Рока явился к своему настоящему начальнику - шефу внешней разведки КГБ. Вот такие у него были «свои» деньги – украденные Кремлем у жителей СССР, в котором люди повсеместно влачили полуголодное существование, а в деревнях и заштатных городках в тридцать лет ходили без зубов... Впрочем, вернемся к нашим героям. В Москве вместо шефа внешней разведки с ними беседовал лишь генерал Коротков. Впоследствии Кастро рассказывал своему близкому другу Юрию Папорову: «Я опасался худшего - тогда сажали всех, кто хоть как-то соприкасался с Берия, Слава Богу, обошлось. Но Коротков тут же объявил мне об увольнении из кадров внешней разведки. И я чувствовал у него, да и у многих в Управлении, явную неприязнь ко мне. А у Короткова - даже отвращение, наверное потому, что я еврей».

Иосиф Ромуальдович Григулевич (он же - Juozas Grigulevičius / Юозас Григулявичюс, Иосиф Лаврецкий, Юзек, Максимов, Артур, Макс и еще множество кодовых псевдонимов) родился в 1913 году в Вильно (ныне Вильнюс). Его родителями были литовские караимы (не совсем евреи, но представители крымского тюркского народа, исповедовавшие одно из направлений иудаизма). После Первой мировой войны семья переселилась в Паневежис, где Иосиф-Юозас окончил 6 классов гимназии. В 16 лет семья переехала в Польшу, где будущий советский шпион поступил в Виленский (Вильнюсский) университет (город Вильно/Вильнюс тогда входил в состав Польши). Там и стал он членом польской компартии, впоследствии принимая участие в самых серьезных и кровопролитных ее актах, за что и попал в тюрьму.

После освобождения, в 1933 году Иосиф переселился в Париж, поступил там в Высшую школу социальных наук и одновременно стал членом редколлегии одного из коммунистических изданий. Кстати, Григулевич был полиглотом (что достаточно типично для жителейтех мест, где он родился и вырос) - он в совершенстве владел литовским, польским, русским, французским, испанским, португальским и итальянским языками. Социальными науками, впрочем, Иосиф-Юозас так и не овладел, поскольку по указанию Коминтерна был направлен в Аргентину.

Подробности его трехлетней работы в Буэнос-Айресе до сих пор неизвестны. Легально Иосиф работал в качестве сотрудника одной из столичных газет. Нелегально же - по весьма неполным данным - был участником ряда криминальных операций, осуществленных аргентинскими коммунистами с целью пополнения партийной кассы.

В сентябре 1936 года по решению Коминтерна Григулевич прибыл в Испанию, гда в это время шла гражданская война между коммунистическим республиканским режимом и силами патриотов, возглавляемыми генералом Франко. В Мадриде он стал адьютантом начальника штаба Мадридсккого фронта. Но... это, так сказать, официально. На деле же, Григулевичем заинтересовался руководитель советских спецслужб в Испании Александр Орлов (подлинное имя - Лев Фельдбин). Он поручил своему заместителю Науму Белкину (тоже, кстати, еврею) завербовать Иосифа для работы в советской разведке (как будто до сих пор он работал на кого-то еще). Григулевич согласился и получил оперативный псевдоним Юзик.

Он вошел в специальный диверсионный отряд республиканской
контрразведки и участвовал во множестве его операций, в том числе -направленных против испанской Рабочей партии троцкистского толка, руководство которой этот отряд уничтожил. Кстати, на испанской земле он познакомился с другим караимом - Родионом (Рувимом) Малиновским - советским комбригом, который там был заместителем главного военного советника Григория Штерна.

В начале 1938 года Григулевича вместе с его начальником Орловым вызвали в Москву. Но Орлов, отлично зная о сталинских репрессиях, предпочел бежать в Канаду. Затем - в США. А Григулевич в Москву все-таки поехал. Ему повезло. Учитывая диверсионный опыт Иосифа и знание им Латинской Америки, его сохранили и после курса спецподготовки летом 1938 года направили в Мексику.

Операция, в которой он принял участие, имела наменование «Утка» и проводилась по указанию самого Сталина. Ее цель - ликвидация Льва Троцкого, который жил тогда в пригороде Мехико Койакане. Руководил ею советский диверсант высокого ранга Наум Эйтингон. Григулевич выполнял в ней вспомогательные функции и после того как во втором покушении Троцкий был убит, Иосифа наградили орденом Красной Звезды (еврея наградили за убийство еврея).

В последствии он остался в Латинской Америке и был направлен в Аргентину, где под псевдонимом «Дакс» возглавил нелегальную агентуру Лубянки. Там Григулевич развернул сеть агентов (60 человек) в Буэнос-Айресе, Монтевидео и Рио-де-Жанейро и руководил их деятельностью с помощью своей жены, красавицы-мексиканки Лауры Инелии, верной подруги, которая находилась при нем безотлучно во все перепетиях шпионско-диверсантской жизни до самого конца, когда Иосиф был уже совсем в другой ипостаси.



После начала Советско-германской войны Григулевич получил указание московского центра: при помощи диверсий срывать снабжение Германии горючим и другим стратегическим сырьем из Латинской Америки. В ходе войны группа «Дакса» заложила более 150 мин на судах, направлявшихся в германские порты. В результате на 16 транспортах возникли сильные пожары и они не дошли до пунктов назначения. Москва потребовала в первую очередь уничтожать суда, которые везли чилийскую селитру, и диверсанты Григулевича добились того, что вывоз ее из Буэнос-Айреса был прекращен и перенесен в уругвайский порт Монтевидео. После этого Григулевич немедленно отправил туда группу своих диверсантов во главе с уже упоминавшимся выше Хулио Паскалем Рока.

Диверсионная деятельность Григулевича продолжалась почти до конца войны. Тогда его группы насчитывали около 200 агентов. По итогам диверсий он был в апреле 1945 года награжден орденом Боевого Красного Знамени.

Более пяти лет после окончания Второй мировой войны Григулевич выполнял задания московского разведцентра, среди которых были весьма нетривиальные. К примеру, ему было поручено выявить местонахождение наиболее видных соратников Гитлера, бежавших в Южную Америку. Выполняя это задание, Григулевич обшарил весь континент от Панамы до Огненой Земли. По данным, просочившимся уже в последнее время из архивов Лубянки, Григулевич сумел точно установить местожительство Эйхмана, Бормана, Мюллера и еще некоторых выдающихся деятелей Третьего рейха. Впрочем, как распорядились этими поистине бесценными сведениями на Лубянке, неизвестно и по сей день отчасти потому, что многие из вышеназванных деятелей также были связаны с советскими спецслужбами).

В каждую латиноамериканскую страну Григулевич приезжал с женой, имея вполне официальные документы на имя уроженца костариканского города Арахуэла Теодоро Б.Кастро и уроженки уругвайского Пуэрто-Ниевес сеньоры Лауры Инелии Идалины (на деле же - Лауры Араухо Агиляр, родившейся в мексиканском городе Агуаскалиентес).

Такие же паспорта у них были в Сан-Хосе, столице Республики Коста-Рика. Оттуда семья этого богатого коммерсанта и выехала в Рим по делам его экспортно-импортной фирмы. А затем последовала совершенно фантастическая авантюра, превратившая советского шпиона в костариканского посла. Такой трансформации не сыскать и в самых залихватских похождениях Джеймса Бонда...

Но почему же Григулевича отозвали в Москву, прервав блестящую дипломатическую карьеру, сулившую, казалось бы, совершенно невероятные возможности получения стратегической информации? Сам Григулевич впоследствии объяснял это только самым близким своим друзьям, назвав причиной гонения на евреев в СССР, достигшими своего пика в 1953 году. Несмотря на смерть Сталина и расстрел Берии, кампания выдворения евреев из разведорганов продолжалась. Дошла очередь и до Иосифа Григулевича, и его вышвырнули из органов госбезопасности, невзирая на все заслуги. Сегодня, правда, они вновь признаны, и его портрет красуется в так называемом «Зале Славы» в штабе Службы внешней разведки России. А тогда он - 40-летний мужчина, вместе с женой-иностранкой и 8-летней дочерью, чуть было не оказался не у дел. Однако, Лубянка «своих не бросает»... По ее рекомендации Григулевича приняли штатным переводчиком в Высшую партийную школу при ЦК КПСС. Затем он начал там преподавать, а через несколько лет стал ведущим специалистом по странам Латинской Америки в Институте этнографии Академии наук СССР. По совместительству – главным редактором журнала «Общественные науки в СССР».

Основным направлением его научной деятельности было изучение истории Католической церкви и латиноамериканских стран. Через четыре года после увольнения из разведки, выходит первая книга Григулевича «Ватикан: религия, финансы и политика». В следующем году - книга о вожде латиноамериканской революции Симоне Боливаре. Затем – серия биографических очерков о Д.Сикейросее, Панчо Вилья, Б.Хуаресе, Д.Сикейросе, Эрнесто Че Гевара, Сальвадоре Альенде. Выходили один за другим монографии: «История инквизиции», «Папство: век ХХ», «Крест и меч» и многие другие.

По совокупности его публикаций, Иосифу Григулевичу в 1965 году была присвоена степень доктора истории без защиты (а и правда, зачем такие формальности?). После этого он становится заместителем директора Института этнографии, а в 1979 году - избирается членом-корреспондентом Академии Наук СССР. В общей сложности опубликованно около 60 трудов Григулевича, некоторые - за подписью И.Лаврецкий (девичья фамилия его матери). Встречавшийся в 70-80г.г. прошлого века с Григулевичем доктор исторических наук Г.Чернявский, в своих воспоминаниях так описывает его: «...Григулевич остался в моей памяти бодрым и энергичным, спортивным и подтянутым, несмотря на пожилой возраст. Среднего роста, плотный, широкоплечий и мускулистый, он больше напоминал спортсмена-тяжеловеса, ушедшего на покой, чем ученого-академика...». И никто из его коллег не подозревал, что перед ними - один из крупнейших нелегалов, прошлая деятельность которого была переполнена кровавыми и рискованными операциями, в сравнении с которми любые кино и теле -подвиги суперменов - детская басенка. Удивление у его сотрудников вызывала только нарочитая нелюбовь Григулевича к любым видам фото- и теле- съемки. Потому и остались считанные его портреты. Но откуда было знать коллегам-этнографам кто служит рядом с ними?

Иосиф-Юозас Григулевич умер в 1988 году. По воспоминаниям его
дочери Надежды, в последние годы своей жизни он обратился к истории своего караимского народа, разыскивая в Крыму и Литве книги их хахамов (мудрецов) с целью написания книги об этом малоизвестном колене иудеев. Не успел...

А сколько таких шпионов осталось на Западе! Причем некоторые из них были потомственными, так что сегодня, имея дело с генералом, адмиралом, послом или  министром той или иной западной страны, мы совершенно не можем быть уверены, на кого это «высокое лицо» на самом деле работает.
Tags: СССР, евреи, чекисты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments