baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Categories:

Западно-Сибирское восстание против коммунистов 1921 - 1922 гг. (часть II)



Oкончание. Начало здесь

...Но скоро расклад сил изменился ‒ красные получили серьезную военную помощь. Помглавком Вооруженными силами Республики по Сибири В.И. Шорин принял решение о создании Петропавловской группы войск, с включением в нее всех частей и подразделений, оперирующих в районе Петропавловска. Ее командующим был назначен Н.И. Корицкий, уже известный по подавлению восстания в Славгородском уезде и на Иртыше. Он отправился из Омска к месту назначения с ударной группой: бронепоезд № 56 «Красный сибиряк» и 249-й стрелковый полк.

Корицкий прямо на перроне вокзала установил шесть полевых орудий, и они, в течение часа расстреливали город, чтобы не дать повстанцам сориентироваться и сосредоточиться в одном месте.

После артподготовки Корицкий двинул в ночную атаку отряд 255-го полка (до 200 штыков, 10 сабель, 5 пулеметов) под командованием Дубровицкого. Красные быстро овладели городом. Повстанцы не оказали сильного сопротивления. Бой затих к часу ночи. Восставшие частью бежали из Петропавловска, частью затаились по домам, спрятанные местными жителями.

В Подгорной слободке оказались в основном казаки из ближайших станиц, они сумели организоваться и в пятом часу 15 февраля пошли отбивать город. Цепь из 400 человек, вооруженных пиками и винтовками, поднялась из станицы в гору и, выйдя на Соборную площадь, примерно в 4.50 бросилась в атаку на отряд Дубровицкого. В центре Петропавловска произошел короткий, 30-минутный, но яростный бой. Только второй контратакой красные смогли прорвать цепь противника и сбросить его под гору. Соборная площадь, когда она окончательно осталась за коммунистами, оказалась усеянной телами убитых и раненых..

Утром 15 февраля коммунисты обнаружили большие скопления пехоты и конницы противника со стороны станицы Новопавловской (1,5 тысячи человек). Восставшие снова вошли в город, местное население (особенно татары-мещане) оказывало им активную поддержку..

Корицкий докладывал в Омск: «...по нашим частям из всех окон стреляли жители». Повстанцы повели наступление по улицам и к полудню уже охватили левый фланг врага, в том числе заняли Подгорье. Под их давлением отряд Дубровицкого начал отступать, а затем в панике бросился бежать в сторону станции. «Армия» Андреева вновь заняла Петропавловск. Корицкий оценивал ее силы, вместе с присоединившимися горожанами, в 2 тысячи человек.

Повстанцы попытались развить наступление. Их силы стали накапливаться в юго-восточной части Петропавловска и в роще между городом и станцией, а единственное орудие выпустило восемь шрапнелей по вокзалу. Однако к коммунистам 15 февраля прибыло из Омска мощное подкрепление — головные эшелоны 249-го стрелкового полка (два батальона). В ночь на 16 февраля красные «вполне очистили» весь Петропавловск, поставив на подступах к нему заставы, а на выездах ‒ патрули.. Повстанцам пришлось отступить на юг от Петропавловска. Но в общей картине это мало что изменило.

18 февраля в Сиббюро ЦК РКП(б) поступила телефонограмма: «Тобольский уезд объят восстанием. Весь уезд унизан белогвардейскими бандами, руководители — офицеры. Все банды великолепно вооружены. Небольшие отряды красноармейцев гибнут, как мухи. [Повстанцы] ведут организованное наступление на нас, и отбиться у нас мало шансов, [так как] у нас нет патронов и хороших винтовок. Город Тобольск окружен и [готов] к эвакуации. Положение безвыходное. С Тюменью связи нет. <...> Помощи, иначе как с Омска, Тары [и] Ишима, ждать неоткуда. Патронов хватит на два дня, сможем продержаться не более трех суток».

Неудивительно, что центральная власть отнеслась к сибирским событиям весьма серьезно – против восставших бросили регулярные части Красной Армии.

Приказы советского командования содержали требования расстреливать на месте без суда всех, захваченных с оружием в руках, брать и расстреливать заложников за разрушение железнодорожной линии и телеграфной связи, за оказание помощи повстанцам, сжигать и уничтожать артиллерийским огнём целые деревни, поддерживавшие мятежников или оказывавшие упорное сопротивление.

Приказом Сибревкома от 12 февраля командующему советскими вооруженными силами района Омск-Тюмень Н. Рахманову приказывалось: «Отделите до 50% заключенных из бедноты и середняков и освободите их под условием, что в случае повторения порчи [железной дороги и телеграфа] и восстания они будут расстреляны без суда. Остальных держите до прибытия подкреплений». За порчу железнодорожного полотна красноармейцы сжигали все деревни в радиусе 10 верст.

По данным председателя Сибревкома И. Н. Смирнова за март 1921 г., менее чем за первые полтора месяца боев в Ишимском уезде было убито около 7000 и в Петропавловском — 15000 крестьян.

Но 21 февраля Народная повстанческая армия заняла Тобольск, и 26-летний Василий Желтовский, сибирский крестьянин, участник Первой мiровой стал фактическим руководителем («начальником гарнизона») города. На следующий день было выпущено «Обращение к гражданам» за его подписью.

« Мы, крестьяне-пахари, идем за права человека и гражданина свободной Сибири, идем за освобождение порабощенных игом коммунизма братьев деревни и города. Наша задача — уничтожить коммунизм, заливший нашу родину-мать кровью сынов её, трудовое народное достояние наше захвативший на разорение и разграбление, обращавший вольного гражданина в раба. Трудна борьба с насильниками, но мы идем за правое дело. Мы — народ, и мы победим.

Призывая во имя настрадавшейся нашей дорогой родины, мы, сыны её, зовем вас — крестьян, рабочих, солдат, офицеров, весь родной народ! Идите с нами на угнетателей-коммунистов, помогайте нам, несите все, что может пригодиться в борьбе за возрождение. Пришла пора покончить расчет с негодяями — подлыми разбойниками, дерзнувшими говорить нам от имени трудового крестьянства и рабочих, сулив нам небесные сказочные блага. Идите же, время не ждет. Кто спит — проснись, положи конец насилию и произволу. Да живет свободная Сибирь!».

Василий Желтовский со своим штабом погиб 15 мая 1921 г. в бою близ с. Самарово (ныне район города Ханты-Мансийска)….

Повстанцам катастрофически не хватало организованности и слаженности действий. Были штабы, которые возглавляли бывшие офицеры, но преодолеть стихийность и разобщенность им так и не удалось

У восставших были разные лозунги и разные флаги. Одним из первых лозунгов был: «Да здравствует свободная торговля». А еще повторялись в разных вариантах: «Вся власть крестьянам». «Долой продразверстку!», «Бей коммунистов, живодеров, отбирай у них хлеб». Самым распространенным был лозунг «Долой коммунистов!». Им пестрят все воззвания, флаги, сводки и приказы штабов. Последние в некоторых случаях на всех бумагах при сношениях с другими штабами или частями ставили этот лозунг впереди содержания бумаги. коммунистов»

Одни говорили, что нужно сражаться за отдельную крестьянскую диктатуру, другие – за самоопределение, отделение Сибири, третьи вообще выступали за порядок до 1917 года. Например, «Народная повстанческая армия Лапушинской волости Курганского уезда» подняла знамя зеленого цвета (символ сибирских лесов) с надписью белого цвета ( символ сибирских снегов): «Долой коммунизм!». Другая народная армия сражалась под красным знаменем с черным крестом и надписью: «Мы боремся за хлеб. Не гноите его в амбарах». А повстанцы в районе Кусеряка придерживались монархических взглядов и требовали возвести на престол князя Михаила Александровича. Они воевали под трехцветным имперским знаменем. Придерживавшиеся монархических настроений отряды даже возобновили ношение казачьей и военной формы с погонами и обращение по чинам.

Повстанцы пытались организовать свои вооруженные силы на принципах регулярной армии- свести отдельные отряды в роты, батальоны, полки и дивизии. Но справиться с анархией не удалось. Единого штаба повстанцев не существовало. Не было единства и в отдельных дивизиях и армиях. Крестьяне стремились создать воинские подразделения в волости и не уходить далеко от своей деревни.

Подошедшие на помощь сибирским коммунистам дополнительные войска, имевшие опыт борьбы с повстанцами на Алтае и в Поволжье, остановили продвижение повстанцев в южных районах Западной Сибири и в середине февраля 1921 г., используя бронепоезда и артиллерию, нанесли встречные удары вдоль линий железных дорог со стороны Урала и Омска. На северной линии хорошо укрепленными оказались станции и особенно село Голышманово. Там три тысячи крестьян под руководством перешедших на их сторону инженеров 33-го полестро (полевое строительство) соорудили мощные оборонительные рубежи и сражались в течение двух недель. После того, как прибывшие в качестве подкрепления два полка зашли в тыл повстанцам, восставшие оставили село и отошли на север.

24 февраля 1921 г. части Красной армии, двигавшиеся навстречу друг другу по северной магистрали, соединились на станции Вагай.

26 февраля председатель Сибревкома И.Н. Смирнов телеграфировал Ленину: «Казацкокулацкое восстание, начавшееся в Тобольской губернии, перекинувшееся к Сибирской магистрали и в Петропавловск, отброшено к северу и югу от желдороги. Железная дорога разрушена, и несколько мостов сожжено, [в] настоящее время путь восстанавливается. Складов разграбленных мало. Сейчас в руках повстанцев находятся Тобольск и Кокчетав. Ставим своей задачей защиту желдороги и, наметив опорные пункты и города, будем подавлять движение в станицах и селах. Хлебная разверстка идет вяло. [В] среднем для Сибири будет [заготовлено] едва ли выше 65 процентов.
Полагаю, что весной неизбежно повстанческое движение в Алтайской губернии».

К 4 марта была очищена линия Омск-Челябинск и было восстановлено движение поездов по южной ветке. В результате военных операций красных одна из крупнейших группировок восставших — Ишимско-Петропавловская, насчитывавшая более 20 тысяч повстанцев, оказалась в окружении вместе со штабом Сибирского фронта. Среди попавших в ловушку деморализованных повстанцев начались столкновения. В одном из них погиб главком «Народной Сибирской Армии» Владимiр Родин. Бывшие сподвижники, впав в отчаяние, заподозрили своего командующего в измене и жестоко с ним расправились.

Но в то время, когда Красная армия вела наступление южнее транссибирской магистрали, на севере Западной Сибири коммунистические отряды продолжали отступать. Повстанцы, используя численное превосходство и поддержку населения, шаг за шагом продвигались, занимая территорию к северу от Тобольска. Попытки руководства Березовского и Сургутского уездов объединенными силами остановить повстанцев успеха не имели. 8 марта повстанцы заняли село Самарово, на следующий день взяли Сургут. А председатель тюменского губисполкома А.С. Новоселов встревоженно телеграфировал председателю Сибревкома Смирнову;

«Товарищ Смирнов, обращаюсь [к] Вам и прошу принять быстрые и решительные меры для ликвидации восстания, которое благодаря такому состоянию, [в] каком[в] данный момент находится, принимает затяжной характер и грозит неимоверно серьезными последствиями не только Тюменской губернии, но [и] всей республике, так как все наши экономические богатства севера обречены на гибель. Ликвидация северного фронта не подвигается, а, наоборот, все более и более расширяется база повстанцев, так как не встречает на своем пути достаточного сопротивления. Меры, какие принимаются до сего времени, недостаточные, и мало что предпринято.

1) Весь север предоставлен самому себе. После падения Тобольска Обдорск [и] Березов совершенно отрезаны, и находящаяся там горсточка коммунистов совершенно отрезана, обречена [на] гибель, чем попало оказывая сопротивление. [По]полученным сведениям, эвакуировали Самарово. Сургутский район также отрезан. По сведениям, там также происходит восстание..Ликвидировать [мятеж] необходимо в ближайшие дни, иначе [с] наступлением весны ликвидация будет еще хуже и примет сплошной фронт.
11) [Прошу] присылки ружей и патронов достаточного количества.
12) [Также прошу] присылки надежных частей в достаточном количестве, н еменее батальона, чтобы сменить ненадежные части [на] Покровском направлении и повести решительное наступление».

Но до финала Сибирского бунта было еще далеко...

Елена Мачульская

Оригинал публикации

Tags: Россия, Сибирь, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments