baltvilks (baltvilks) wrote,
baltvilks
baltvilks

Category:

Удивительная история графини -"белобандитки", вернувшейся в СССР после Гражданской войны



Занимаясь даже только «по краешку» историей Гражданской войны в России, не раз убеждался  в странных переплетениях судеб участников Белого движения и апологетов Совдепии. Это привело меня к выводу, что та самая Гражданская была не совсем тем, чем кажется нам сейчас, и чем она казалась ее рядовым участникам, резавшим глотки друг другу и даже членам семьи друг друга, а подчас и членам собственных семей...


Вот и тут, разбирая материалы, касавшиеся биографии белого генерала Якова Слащева-Крымского (он – на фотографии в центре), можно докопаться до весьма интересных фактов из жизни его второй жены – Нины Нечволодовой (две ее фотографии, сделанные с интервалом в шестьдесят лет, расположены справа и слева от фотопортрета генерала Слащева).

В ходе участия Слащева (или «генерала Яши», как за глаза называли его подчиненные ему офицеры и солдаты) в Гражданской войне, одетая мужчиной графиня Нина Нечволодова (также известная как «юнкер Нечволодов» или «ординарец Никита»)  постоянно находилась при генерале в качестве ординарца, а также в острые моменты водила его людей в атаку, принимала участие в рукопашных свалках с красными, неоднократно была ранена и награждена двумя солдатскими Георгиевскими крестами. Как и ее муж, Нечволодова отличалась беспощадностью к большевикам (в том числе и к пленным), равно как и ко всем, кто мог быть заподозрен в симпатиях к Совдепии.

Потом была оборона Крыма и эвакуация в Константинополь с остатками армии генерала Врангеля. Между прочим, в романе «Бег» Михаила Булгакова Нечволодова была выведена как Люська Корсакова – любовница генерала Чарноты, прототипами которого являлись одновременно генералы Слащев и Шкуро. Определенные черты Слащева, впрочем, прослеживаются и в образе генерала-вешателя Хлудова. Кстати, женщины из графского рода Нечволодовых не раз вдохновляли русских писателей. Так например, бабушка Нины Нечволодовой – черкешенка Екатерина Нечволодова – была прототипом Бэлы из «Героя нашего времени» Михаила Лермонтова (впрочем, это уж слишком далеко от темы, да и кто теперь знает, что такое «Герой нашего времени»?)

Но вернемся к Слащеву-Крымскому...
Осенью 1921 года, бедствовавший в Константинополе Слащев вступил в конфликт с руководством армии Врангеля и публично обратился с воззванием к офицерам и солдатам вернуться в Советскую Россию, дабы не становиться «наёмниками иностранного капитала и, что ещё хуже, наёмниками против своей родины». В ноябре того же года с помощью матроса Фёдора Баткина (бывшего деникинского агитатора и одновременно сотрудника ВЧК) «отъявленный белобандит Слащев» (как его еще недавно называли в совдеповской прессе) вместе с Нечволодовой, генералом Мильковским и небольшой группой офицеров-врангелевцев получил амнистию от советских властей и вернулся в Крым, откуда в личном поезде шефа ВЧК Дзержинского (!!!) выехал в Москву.

С лета 1922 года «генерал Яша», за годы двух прошедших войн снискавший репутацию храброго, хотя и эксцентричного воина, склонного при этом к наркомании и алкоголизму, начал преподавать тактику в школе комсостава РККА "Выстрел", а также написал несколько статей и книгу по военной тематике. В ходе своих лекций он не раз критически отзывался о красном командовании в годы Гражданской войны, что однажды спровоцировало конфликт с Семеном Буденным, который в бешенстве выстрелил в Слащева из револьвера, но не попал. В ответ на это Слащев сказал с язвительной насмешкой в голосе: «Вот так, как вы теперь стреляете, так вы тогда и воевали!» В тот же самый период жена Слащева Нина Нечволодова при той же школе комсостава вела драмкружок для детей красных командиров.  По странному стечению обстоятельств родной дядя Нечволодовой в это же самое время был начальником Главного Артиллерийского Управления РККА (!),

11 января 1929 года Яков Слащёв был застрелен в Москве  неким Лазарем Коленбергом, заявившим в ходе следствия, что его расправа со Слащевым была местью за "жестокие репрессии и бесчинства по отношению к еврейскому населению и ко всем, заподозренным в сочувствии революционному движению в городе Николаеве", где, по утверждению Коленберга слащевцами был в том числе убит его родной брат. По завершении следствия Лазарь Коленберг был... выпущен на свободу (!).

В конце 1920-х годов "Генерал Яша" и "ординарец Никита" отметились и в искусстве: супружеская пара должна была сняться в роли самих себя в советском фильме «Врангель», но убийство Слащева сделало этот проект невозможным. Однако после смерти супруга Нечволодова полностью  посвятила себя театру и кино: в 30-е годы она стала сценаристом фильма «Юность» (1937) о событиях Гражданской войны в Крыму (режиссер Леонид Резниченко), в котором также сыграла одну из ролей. Несколько позже, в середине 1950-х годов, в соавторстве с тем же Резниченко, Нина Нечволодова опубликовала книгу «Юность Ленина».

В последний раз имя вдовы "белобандита Слащева" промелькнуло в 1985 году в фильме Юлия Колтуна «Переступить черту», где восьмидесятишестилетняя графиня Нечволодова сыграла роль престарелой графини Воронцовой.

Точная дата смерти Нины Нечволодовой неизвестна, но, вероятно, она отошла в мир иной вскоре после 1985 года. На фотографии в начале этого материала слева от портрета "генерала Яши" мы видим уже изрядно постаревшую вдову Слащева-Крымского, запечатленную неизвестным фотографом в 1970-е годы.


Генерал Яков Слащев (слева) и Нина Нечволодова (в центре) в Крыму (май/1920 г.).
Tags: Россия, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments