Category: транспорт

Добро пожаловать, если Вам тут нравится!

heli-skiing-1

Итак, Вы попали в мой журнал... Здесь много политики, немного истории, немного искусства, немного путешествий и международных сплетен, а также - самоя малость философии и морали.

Заранее предупреждаю, журнал этот в значительной мере имеет антикоммунистическую и антиимперскую направленность.
Здесь в цене свобода в сочетании с некоторыми базовыми ценностями (преимущественно христианскими, хотя и не только).
Здесь терпим умеренный национализм ряда народов (пока он конструктивен и не агрессивен к другим).
Здесь терпимо в общем-то все, кроме нетерпимости (как скрытой и явной). Именно поэтому здесь
не в цене то, что кое-кто неверно называет "политкорректностью".

А предназначен этот журнал для привлечения внимания к интересным событиям, a также для обмена информацией и мнением.
Кстати, очень важно иметь в виду, что мнения авторов публикуемых здесь материалов не всегда совпадают с мнением хозяина журнала. Ну и мнение самого Хозяина (то есть мое) - не есть истина в последней инстанции. Можно спорить и споря влиять друг на друга. Очевидно, что когда вы читаете мой журнал, мы с ним немного меняем вас, но и вы, читая его и отстаивая свою точку зрения, меняете как журнал, так и его хозяина.

И наконец, увы, должен предупредить о правилах поведения.
Вообще-то тут можно все (особенно, коли очень хочется), кроме того немногого,что запрещено, а запрещено всего лишь следующее:


1. Абсолютно недопустимо малейшее проявление неуважения к личности оппонента. Хамство пресекается моментальным и пожизненным баном. Не будет никаких китайских предупреждений и даже разьяснения того, что же в моем представлении является хамством. Тренируйте внутреннее чувство такта :) Собратьям по мужескому полу настоятельно рекомендую вести себя особо деликатно с дамами.

2. Ненормативная лексика, в принципе, терпима, но только если ее не слишком много, а также если она забавна или к месту. При этом совершенно нетерпимы столь любимые современными россиянцами аллюзии на моче-половые извращения. За это тоже будет бан, правда с одним предупреждением.

3. Огульные обвинения в адрес целых народов, рас или этнических групп не приветствуются. Допускается критика нетерпимых и агрессивных религий. У меня есть, конечно "народы-любимчики", выпады в адрес которых особенно рискованны... Хотел даже огласить список, но потом передумал... Необязательно знать это сразу, а по мере изучения журнала узнаете.


Ну и, наконец, настоятельно рекомендуется, чтобы критика в любом случае носила конструктивный и аргументированный характер. Также не рекомендуется отождествлять личность с ее идеологией... Ну да, впрочем, сказано уже предостаточно.

Если все вышенаписанное Вам подходит, то... добро пожаловать!


Free counters!

Генетическая память (рассказ Леонида Бердичевского из серии "Вот и воюй за них...")



Сын уехал учиться в Калифорнию, жена отправилась к сестре в Питер, и Сергеев остался один. Он стал просыпаться рано. Последнее время он часто видел один и тот же сон: электричку мотануло на развилке, раздвинулась дверь и на доске с подшипниками в вагон въехал безногий. Калека передвигался, отталкиваясь от серого пола дощечками с ручками, перед ним лежала кепка с мелочью. Кто-то отвел взгляд на пролетающие за окном столбы и одноэтажные строения, кто-то достал из кармана мелочь. Инвалид был худым, рыжим, веснушчатым. Лет ему было около сорока. Глаз он не поднимал. Останавливался у прохода между сиденьями, ждал немного и двигался дальше. Сергеев узнал его. В тамбуре каталась пустая бутылка, вагон остановился у перрона. Инвалид ловко вылез и по асфальту загремели подшипники. Сергеев вышел следом. Стукнули двери, свистнула и поехала электричка. У лестницы Сергеев спросил его:
– Тебе помочь?
Инвалид внимательно глянул на него, усмехнулся:
– Не надо.

Стуча на стыках, прошел товарный поезд. Инвалид стал боком спускаться по лестнице, упираясь руками и легко перенося свое тело с привязанной к культяпкам доской.
У закрытого ларька “Пиво-Воды” стояла женщина. Рядом с ней была ивалидная коляска на трех велосипедных колесах с плоским черным дерматиновым сиденьем. Женщина помогла инвалиду отстегнуть доску и взобраться в коляску. Приспособив сзади доску, инвалид медленно поехал по пыльной дороге. Женщина шла рядом, и они о чем-то чуть слышно переговаривались. Сергеева они не замечали, и он с горечью подумал, что им хорошо, а он очень одинок. Он увидел, как они входят в маленькую комнату, инвалид привычно перебирается через порог, снимает пиджак, ловко взбирается на табурет. Сон был удивительно подробный. У окна стоит самодельная колыбель, в ней спит ребенок, это их сын. На стене висит отрывной календарь, рядом ходики – жестяная лисичка, цепочка, две гирьки в форме шишек. Шкаф с узким выцветшим зеркалом, два стула. На календаре “17 июня”. “49 год” – во сне подумал Сергеев. Маленький, похожий на скворечник радиоприемник с ручкой посредине. Электропроводка из витого шнура на привинченных к стене белых керамических изоляторах, лампочка на проводе над столом.

Collapse )


О депортации корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края России





Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428—326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» от 21 августа 1937 г.

«Совет Народных Комиссаров Союза ССР и Центральный Комитет ВКП(б) постановляют: В целях пресечения проникновения японского шпионажа в Дальневосточный край провести следующие мероприятия:


Collapse )