Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Добро пожаловать, если Вам тут нравится!

heli-skiing-1

Итак, Вы попали в мой журнал... Здесь много политики, немного истории, немного искусства, немного путешествий и международных сплетен, а также - самоя малость философии и морали.

Заранее предупреждаю, журнал этот в значительной мере имеет антикоммунистическую, антиимперскую и антиглобалистскую направленность.
Здесь в цене свобода в сочетании с некоторыми базовыми ценностями (преимущественно христианскими, хотя и не только).
Здесь терпим умеренный национализм ряда народов (пока он конструктивен и не агрессивен к другим).
Здесь терпимо в общем-то все, кроме нетерпимости (как скрытой и явной). Именно поэтому здесь
не в цене то, что кое-кто неверно называет "политкорректностью".

А предназначен этот журнал для привлечения внимания к интересным событиям, a также для обмена информацией и мнением.
Кстати, очень важно иметь в виду, что мнения авторов публикуемых здесь материалов не всегда совпадают с мнением хозяина журнала. Ну и мнение самого Хозяина (то есть мое) - не есть истина в последней инстанции. Можно спорить и споря влиять друг на друга. Очевидно, что когда вы читаете мой журнал, мы с ним немного меняем вас, но и вы, читая его и отстаивая свою точку зрения, меняете как журнал, так и его хозяина.

И наконец, увы, должен предупредить о правилах поведения.
Вообще-то тут можно все (особенно, коли очень хочется), кроме того немногого, что запрещено, а запрещено всего лишь следующее:


1. Абсолютно недопустимо малейшее проявление неуважения к личности оппонента. Хамство пресекается моментальным и пожизненным баном. Не будет никаких китайских предупреждений и даже разьяснения того, что же в моем представлении является хамством. Тренируйте внутреннее чувство такта :) Собратьям по мужескому полу настоятельно рекомендую вести себя особо деликатно с дамами.

2. Ненормативная лексика, в принципе, терпима, но только если ее не слишком много, а также если она забавна или к месту. При этом совершенно нетерпимы столь любимые современными россиянцами аллюзии на моче-половые извращения. За это тоже будет бан, правда с одним предупреждением.

3. Огульные обвинения в адрес целых народов, рас или этнических групп не приветствуются. Допускается критика нетерпимых и агрессивных религий. У меня есть, конечно "народы-любимчики", выпады в адрес которых особенно рискованны... Хотел даже огласить список, но потом передумал... Необязательно знать это сразу, а по мере изучения журнала узнаете.


Ну и, наконец, настоятельно рекомендуется, чтобы критика в любом случае носила конструктивный и аргументированный характер. Также не рекомендуется отождествлять личность с ее идеологией... Ну да, впрочем, сказано уже предостаточно.

Если все вышенаписанное Вам подходит, то... добро пожаловать!


Free counters!

Мимолетный след белогвардейского поэта Арсения Несмелова в незаконченной повести



Здесь я уже упоминал о том, что сегодня – день рождения русского белогвардейского поэта Арсения Несмелова (1889-1945). В этой связи сегодня же хотел бы поделиться отрывком из незаконченной и неопубликованной повести Е. Шокальской «Пути-дороги», написанной на основе устных рассказов современников поэта.

...Поезд ухнул, утомленный длинной перебежкой, и остановился. Ли посмотрел в окно. Вдоль платформы на равном расстоянии друг от друга выстроились солдаты одного из северных воевод, все как один обмундированые в форму цвета хаки и вооруженные широкими старинными мечами, маузерами и винтовками со штыком. Пассажиры уже толпились на перроне, не обращая, казалось, большого внимания на охраняющих станцию солдат, и готовились войти в открывающие двери вагоны.

«Порядка больше чем когда-то, - подумал Ли, - только разве это настоящий порядок, если его надо поддерживать штыками?... Разве не должен быть такой порядок, который желаем людьми и который они сами установили бы и готовы были бы поддерживать?...»

Он не успел додумать этой мысли. Дверь в купе отворилась и вошел первый попутчик – русский, лет тридцати с лишним, одетый в штатское. За ним - явно не имеющий к нему никакого отношения японский бизнесмен и
одетый в военную форму старик-китаец с женой. Все места теперь были заняты. Русский сел напротив Ли и также как и Ли стал смотреть в окно. Вскоре поезд, заполненный теперь, кажется, до предела, снова тронулся. За окном мелькали поля, деревни. Новые попутчики Ли молчали. Наверное все они, осознавая, что принадлежат к разным армиям и убеждениям, чувствовали теперь некоторую неловкость от того, что им приходится разделять это крошечное купе и на некоторое время забыть о своих разногласиях.
Ли почувствовал, что русский
, севший ровно напротив него, внимательно рассматривает его форму. Он подумал и решил не придавать этому никакого значения. Любопытство, в конце концов, свойственно до некоторой степени каждому из нас.

- Интересная форма на Вас, господин... То есть, простите, товарищ! Право, чувствуешь себя дураком, называя незнакомца товарищем... Ну какой Вы мне к черту товарищ? А я, между прочим, Вам? Ну какой? Впрочем, имеет ли это значение? Никакого ... У вас, кажется принято друг друга товарищами называть независимо от того, насколько вы знакомы или дружны, так что из уважения к Вам – товарищ... Так вот, форма у Вас, говорю, интересная. Не часто увидишь такую на китайском подданном. Вы ведь китайский подданый, правда?
- Верно. – Ли утвердительно кивнул.
- Вам там, - попутчик махнул рукой на запад, - поди не только форму выдали,  но и русской грамоте обучили? Не так ли?
- Совершенно верно. Обучили. И грамоте тоже.
- И где же, позвольте вас спросить, вас обучали? Не обессудьте, ей Богу, чистое любопытство. Нам ведь еще несколько часов вместе ехать. Почему бы не расширить кругозор друг друга? .... Хотя, впрочем, если вам в тягость, то можете не отвечать... Я так, от чисто житейского любопытства. Все-таки разделяем один поезд, одно купе, одну дорогу и даже одно направление и, на настоящий момент, одну страну. Можно было бы и немного получше друг друга узнать.

Попутчик замолчал, а Ли почему-то почувствовал желание заговорить с незнакомцем. По какой-то непонятной причине, компания этого голубоглазого и немного грустного человека была приятна Ли. Он почувствовал странное желание рассказать ему обо всем, что случилось, о своем раненом сердце, о том, как он только что потерял ту, кого любил больше всего, но, поразмыслив недолго, Ли решил не отступать от своих правил, и прежде чем раскрываться самому, узнать немного больше об этом приятном незнакомце. Для начала Ли попросту ответил на его вопрос:

Collapse )

Генетическая память (рассказ Леонида Бердичевского из серии "Вот и воюй за них...")



Сын уехал учиться в Калифорнию, жена отправилась к сестре в Питер, и Сергеев остался один. Он стал просыпаться рано. Последнее время он часто видел один и тот же сон: электричку мотануло на развилке, раздвинулась дверь и на доске с подшипниками в вагон въехал безногий. Калека передвигался, отталкиваясь от серого пола дощечками с ручками, перед ним лежала кепка с мелочью. Кто-то отвел взгляд на пролетающие за окном столбы и одноэтажные строения, кто-то достал из кармана мелочь. Инвалид был худым, рыжим, веснушчатым. Лет ему было около сорока. Глаз он не поднимал. Останавливался у прохода между сиденьями, ждал немного и двигался дальше. Сергеев узнал его. В тамбуре каталась пустая бутылка, вагон остановился у перрона. Инвалид ловко вылез и по асфальту загремели подшипники. Сергеев вышел следом. Стукнули двери, свистнула и поехала электричка. У лестницы Сергеев спросил его:
– Тебе помочь?
Инвалид внимательно глянул на него, усмехнулся:
– Не надо.

Стуча на стыках, прошел товарный поезд. Инвалид стал боком спускаться по лестнице, упираясь руками и легко перенося свое тело с привязанной к культяпкам доской.
У закрытого ларька “Пиво-Воды” стояла женщина. Рядом с ней была ивалидная коляска на трех велосипедных колесах с плоским черным дерматиновым сиденьем. Женщина помогла инвалиду отстегнуть доску и взобраться в коляску. Приспособив сзади доску, инвалид медленно поехал по пыльной дороге. Женщина шла рядом, и они о чем-то чуть слышно переговаривались. Сергеева они не замечали, и он с горечью подумал, что им хорошо, а он очень одинок. Он увидел, как они входят в маленькую комнату, инвалид привычно перебирается через порог, снимает пиджак, ловко взбирается на табурет. Сон был удивительно подробный. У окна стоит самодельная колыбель, в ней спит ребенок, это их сын. На стене висит отрывной календарь, рядом ходики – жестяная лисичка, цепочка, две гирьки в форме шишек. Шкаф с узким выцветшим зеркалом, два стула. На календаре “17 июня”. “49 год” – во сне подумал Сергеев. Маленький, похожий на скворечник радиоприемник с ручкой посредине. Электропроводка из витого шнура на привинченных к стене белых керамических изоляторах, лампочка на проводе над столом.

Collapse )


Теория разбитых окон

Originally posted by ayrat_galiullin at Теория разбитых окон



В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. 6-7 убийств в сутки. Ночью по улицам ходить было опасно, а в метро рисковано ездить даже днем. Грабители и попрошайки в подземке были обычным делом. Грязные и сырые платформы едва освещались. В вагонах было холодно, под ногами валялся мусор, стены и потолок сплошь покрыты граффити.

Вот что рассказывали о нью-йоркской подземке:

«Выстояв бесконечную очередь за жетоном, я попытался опустить его в турникет, но обнаружил, что монетоприемник испорчен. Рядом стоял какой-то бродяга: поломав турникет, теперь он требовал, чтобы пассажиры отдавали жетоны лично ему. Один из его дружков наклонился к монетоприемнику и вытаскивал зубами застрявшие жетоны, покрывая все слюнями. Пассажиры были слишком напуганы, чтобы пререкаться с этими ребятами: «На, бери этот чертов жетон, какая мне разница!» Большинство людей миновали турникеты бесплатно. Это была транспортная версия дантова ада».

Город был в тисках самой свирепой эпидемии преступности в своей истории.

Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990-му году, преступность резко пошла на спад. За ближайшие годы количество убийств снизилось на 2/3, а число тяжких преступлений – наполовину. К концу десятилетия в метро совершалось уже на 75 % меньше преступлений, чем в начале. По какой-то причине десятки тысяч психов и гопников перестали нарушать закон.

Что произошло? Кто нажал волшебный стоп-кран и что это за кран?

Collapse )